Жизнь после трансплантации сердца в РНПЦ «Кардиология»: кто-то бережет себя, а кто-то пьет по литру пива в день, ВРАЧИ БЕЛАРУСИ

Содержание

Жизнь после трансплантации сердца в РНПЦ «Кардиология»: кто-то бережет себя, а кто-то пьет по литру пива в день

Для одних пересадка сердца — второе рождение и переоценка жизненных приоритетов, для других — возможность вернуться к прежнему образу жизни. С сигаретой и спиртным.

Сейчас на Зою Саврицкую бдительные контролеры смотрят с недоверием, мол, откуда у столь цветущей женщины удостоверение инвалида с правом на бесплатный проезд? А ведь не­многим более трех лет назад врачи РНПЦ «Кардиология» пересадили ей сердце.
По мне разве скажешь, что в груди чужое сердце? Бьется, как родное, до того как стало беспокоить, — говорит Зоя Петровна. —
Я медик по образованию, в 1986 году послали в Чернобыль, а год спустя врачи на обследовании обнаружили пятно на сердце, направили к кардиологам. УЗИ показало опухоль.
Сейчас мне 51 год, а тогда совсем молоденькой была, не придавала значения тому, что еду в зону радиации, хотя и выбора особо не было: медработник, значит, обязан… В марте 2011-го с сердцем совсем плохо стало, врачи поставили дефибриллятор и сказали: нужна трансплантация, включили в лист ожидания. Вскоре, 26 мая, сделали операцию.
Так точно помните дату?
А как же! Это мое второе рож­дение. Обычно люди отмечают день рождения раз в год, я — дваж­ды. Доктора меня с того света вытащили, огромное спасибо им за это. Это как раз тот случай, когда врачи от Бога. После операции пришла в сознание только в середине июня. Из реанимации в палатное отделение перевели только в августе. Потом все говорили: суждено было выжить.
Пережив такое, по-другому стали смотреть на жизнь?
Радуюсь каждому прожитому дню. С работы ушла, хотя физически чувствую себя хорошо (на третий этаж в поликлинике поднялась и даже не заметила), мог­ла бы трудиться. Но опасаюсь вирусов, инфекций: у пациентов после трансплантации очень снижен иммунитет. На велотренажере занимаюсь, цветы выращиваю — живу в частном доме в Колодищах, поэтому возможность есть.
Сейчас проще: не так много медикаментов принимаю, как вначале. Но все равно лекарства пью несколько раз в день и по часам. В привычку вошло будильник на раннее утро заводить, будто на работу вставать надо… Кстати, после операции принимаю дорогостоящие препараты: в месяц выходит около двух тысяч долларов. Лекарства для нас бесплатные, за счет государства, за рецептами езжу в поликлинику кардиоцентра.
Говорят, душа находится в сердце. Вы когда-нибудь ощущали себя другим человеком?
Однажды чисто механически положила руки на ноги, возникло такое ощущение, что они мужские, налитые мышцами… Мне пересадили сердце молодого мужчины.

Донорские сердца процентов на 90 мужские, — пояснила заведующая лабораторией хронической сердечной недостаточности РНПЦ «Кардиология», кандидат медицинских наук Елена Курлянская.
Женщины гораздо реже попадают в ДТП. Не разбиваются на мотоциклах. Не участвуют в пьяных драках… Обычно возраст доноров сердца — до 50 лет.
А я ничего такого мистического не чувствую, — вступает в разговор 45-летний Юрий Тарасевич.
У него проблемы с сердцем начались в 2007 году, а к концу 2010-го, вспоминает Юрий Валентинович, «в какой-то момент попрощался со всеми родными, да, видно, поторопился». Пересадку сердца ему сделали 12 января 2011 года. С тех пор эту дату мужчина считает своим вторым днем рождения. Четыре года прошло, а чувствует себя, «как будто десять лет назад отмотали» — помолодевшим и физически окрепшим.
После трансплантации, наверное, многое переосмыс­лили?
Полностью исключил алкоголь. Не покидает мысль, что в жизни еще многое надо сделать. В юности окончил строительное училище, потом в армию забрали, после чего остался на военной службе. Сейчас военный пенсионер.
Работаете?
Помаленьку. Оказываю бытовые услуги. Электрика, сантехника — все умею. Работаю сам по себе, не через агентство, потому как в разные по моему профилю службы обращался — не взяли. Знакомые друг другу рекомендуют.
Это правда, нас, мягко говоря, не очень-то работодатели жалуют, — посетовал 52-летний Андрей Герасимов, у него тоже чужое сердце. — Смог только сторожем устроиться (раньше был индивидуальным предпринимателем, занимался грузоперевозками), никуда больше не брали. Когда обратился в службу занятости своего района (живу в Серебрянке), сразу спросили: «По какому заболеванию инвалидность?» По сердцу, мне его пересадили. Даже не думайте: ничего для вас нет. Без руки или ноги еще возьмут на работу. А с таким диагнозом никто не рискнет.
Не понимают, что у нас все в порядке. Считают, что пересадка — это конец света. А сейчас здоровее многих, — убежден Юрий Тарасевич.
Это до трансплантации мы фактически не могли ходить, ночами не спали — задыхались, а сейчас как новенькие, — продолжают мужчины.
Что пожелаете тем, кому предстоит операция?
Самое главное, доверять врачам, четко выполнять рекомендации. Сказано — изменить образ жизни, принимать таблетки в семь утра, значит, так и делайте. Ничего сложного в этом нет. Да и кому еще довериться, если не докторам.
— Эти пациенты понимают, что в жизни появился второй шанс, и относятся ко дню проведения операции по трансплантации как к своему второму дню рождения. Приятно смотреть на них: не злоупотребляют алкоголем, не курят, соблюдают диету, — рассказывает Елена Курлянская. — Но, к сожалению, бывают случаи, когда человек после пересадки возвращается к вредным привычкам, которые имелись за 4-5 лет до операции (до того как возникла сердечная недостаточность), — начинает употреб­лять алкоголь, курить. Доходит до абсурда: некоторые приходят к врачам за рецептами пьяным или с перегаром. Один мужчина после пересадки сердца выпивал по литру пива в день… Нам, врачам, обидно и больно: зря потраченные средства и усилия.
На подготовку к операции, ее проведение и ведение пациента после трансплантации затрачиваются большие материальные и моральные ресурсы. На процедуру забора органов, например, бригада специалистов выезжает в основном в ночное время, нередко в другой город. Порой применяют санавиацию. За один час аренды вертолета МЧС наш центр, финансируемый государством, платит более 10 миллионов рублей.
Трансплантацию делают лучшие специалисты. Операция обходится казне примерно в 100 тысяч долларов. Дорогостоящий для бюджета и послеоперационный уход за пациентом. Лекарства, которые ежемесячно положены пациенту, также очень дорогие.
…Во всем мире работа врачей оценивается по так называемой годичной, трехгодичной и пятигодичной выживаемости (после трансплантации). И когда анализируем результаты, которые впоследствии представляем в вышестоящие инстанции, сложно объяснить, что пациенты мало прожили потому, что вели неправильный образ жизни, а не из-за врачебной ошибки.
Можно ли предугадать такое поведение пациента и не ставить его в лист ожидания?
В Беларуси, если человек не состоит на учете у наркологов, мы не вправе отказать ему в постановке в лист ожидания и проведении операции.
За рубежом изначально нет таких пациентов. Человек, идущий на трансплантацию, знает: если в чем-то подобном его уличат, он потеряет субсидии государства, его исключат из программы финансирования. За него не заплатит ни одна страховая компания.
Елена Курлянская:
Для Беларуси возможность проведения операций по трансплантации сердца — большое достижение. Я побывала во многих странах постсоветского пространства. Такого шанса, как в нашей стране, у пациентов ближнего зарубежья фактически нет. Пересадки серд­ца делают в России, но не в таком объеме. Мы девятые в мире по количеству трансплантаций. И это очень большой прогресс белорусской медицины. Напомню, первая в Беларуси трансплантация сердца выполнена в ночь с 12 на 13 февраля 2009 года в РНПЦ «Кардиология».

http://doktora.by/rnpc-kardiologiya-v-minske/zhizn-posle-transplantacii-serdca-v-rnpc-kardiologiya-kto-berezhet-sebya

Как я спину лечил или пересадка сердца

Доброго дня суток! Моя жена не так давно писала здесь пост о том, как пыталась получить для меня рецепт на жизненно-важные препараты: https://m.pikabu.ru/story/nakipelo_5402007 . Теперь я хочу написать свою историю из первых уст, если кому-то интересно будет её прочитать. Я надеюсь, что этот пост заставит кого-то обратить внимание на себя и своих родных, ведь самая страшная болезнь может скрываться за обычными на первый взгляд симптомами. Это мой первый пост, прошу строго не судить.
Началось все в мае этого года. На фоне постоянной усталости на работе резко заболела спина, я отпросился с работы и поехал в поликлинику к терапевту. Врач назначила обезболивающую мазь, выписала больничный и направила к неврологу через две недели. Я усердно мазался обезболивающей мазью, боли в спине поутихли, но появилась одышка, усталость, я стал уставать от минимальной физической нагрузки, сердцебиение учащенное даже в покое. Так как я весил 90кг +- пару кило, то все скидывал на полноту и усталость от работы. Жена, начитавшись в интернете про подобные симптомы, все уговаривала меня сходить к кардиологу, я не хотел тратить время, рассудив, что терапевту виднее, куда мне идти, чем ей. В конце концов она меня уговорила, записался к кардиологу. Подошло время приёма, мне сделали ЭКГ. Тётушка, которая делала исследование сказала, что кардиограмма у меня неважнецкая. Кардиолог, выслушав все мои проблемы, назначила мне глицин и посоветовала есть побольше рыбы, записала на ЭХО через полтора месяца и отправила домой дожидаться приёма к неврологу. За время ожидания боли снова частенько появлялись, мазался мазью, как не в себя ел рыбу и глицин и терпел, периодически скрепя зубами. К неврологу я попал только в начале июля, врач, нервно подергивая ногой, спрашивала беспокойная ли у меня работа. Заключила, что все хвори у меня от переживаний. Прописала рекламируемый по ТВ препарат «от тревоги и стресса» и отправила восвояси. Симптомы не уходили. Стало больно ходить, отдышка усиливалась, начало воротить от запахов. Благоверная не унималась, говорила, что прочитала на Пикабу много грустных историй от людей, кого врачи гоняли туда-сюда и слишком поздно поставили верный диагноз, умаляла сходить еще раз к кардиологу. Я, чтобы не расстраивать любимую, сдал анализы в частной клинике (в нашей поликлинике талончики на вес золота, поэтому анализы мне не назначали) и пошел как дурак к кардиологу еще раз. Врач меня вновь посмотрела, одобрила назначенный неврологом препарат, глянула анализы, отправила к терапевту прописывать что-то от желудка. Я над женой смеюсь, называю «Доктор-пикабу», начиталась, говорю, и паникуешь.
Иду на прием к терапевту со всеми своими симптомами, он прописывает препараты от гастрита, уколы обезболивающего и витаминов. Через два дня после уколов у меня отекли ноги. Нет, не так, они ОТЕКЛИ! Моей ногой можно было устрашать слонов и носорогов. И некоторых динозавров. Снова иду на прием к врачу, он глянув на мои столбы, отправляет меня вновь к кардиологу. Попутно, пока ждали приема, жена, перемежая ласковые слова с крепким матом, невероятными усилиями уговорила меня пройти диспансеризацию. На диспансеризации делают еще одно ЭКГ, общий анализ крови и глюкозу и лично ведут на прием к кардиологу. Говорят, мол пздц, товарищи, ему в больничку надо. Кардиолог (уже другой, не тот, кто меня вел до этого) соглашается, что пздц, ставит предварительный диагноз «порок сердца?» и выписывает направление в стационар.
В приемном отделении стационара говорят, что мест нет, должны появиться через пару дней, звоните каждый день до 11. Исправно звоним, ждём. Дышать становится все труднее, дошло до того, что ночью спал только в положении сидя. Понимаю, что мы были жуткие дураки и надо было вызывать скорую, тогда бы положили без всяких ожиданий, но просто не верилось в особую серьезность заболевания.
На третий день наконец-то сообщают, что место освободилось. Врач-кардиолог стационара пребывала в небольшом шоке от того, какие диагнозы мне ставили и чем лечили. Сделали ЭХО (к тому моменту до моей очереди на него в поликлинике оставалось две недели) и сразу же отправили в реанимацию.
Про нахождение в БРИТе можно писать отдельную историю, дабы передать всю великолепную атмосферу общей палаты на мужчин и женщин. Попытки, простите, сходить в туалет, в качестве которого использовался старый советский стул, на котором стояло судно, превращались в нелегкий выбор, ибо имелась ширма шириной 50 см. и нужно было выбирать, от кого загораживаться, от соседа по реанимации или от молодых и симпатичных медсестер, чей пост был в трех метрах прямо напротив моего трона. Ну или пытаться поесть, когда (еще раз простите) в метре от тебя соседке-бабульке захотелось сходить по большому именно во время обеда. Но это не удивительно, все мы прекрасно знаем, какие условия в наших больницах.
Оказалось что сердце серьёзно увеличено в размерах и фракция выброса 25%, диагноз: дилатационная кардиомиопатия, сердечная недостаточность 2Б стадии. В стационаре я провел две недели, за это время сняли декомпенсацию и стабилизировали состояние. Но врач честно сказал жене, что прогноз плохой, сколько именно мне осталось жить, не говорили, но мы так поняли, что счет был на месяцы. Сказали, что спасет меня только трансплантация сердца. Жена сразу уцепилась за эту идею, ведь это пусть малюсенький, призрачный, но шанс! Мой «Доктор-пикабу» опять включилась в работу. Прочитала кучу статей про трансплантацию сердца. Выяснилось, что операция редкая, очень дорогостоящая, но государство выдаёт на них квоты. В Москве делают немногим больше ста пересадок в год, ждать приходится очень долго, многие не дожидаются. Найти информацию из первых рук от тех, кому делали пересадку практически невозможно. В общем, шанс хоть и есть, но скорее фантастический. И тут жена нашла здесь пост автора @Hasar о пересадке сердца: https://m.pikabu.ru/story/peresadka_serdtsa_4067213 . Стало понятно, что эта операция не фантастика и что добиться ее можно. Вооружившись знаниями, мы не опускали руки.
Жена пыталась пробить через врачей в нашем городе, что сделать и куда бежать, чтобы попасть на трансплантацию. Но врачи в стационаре и поликлинике сказали, что заниматься этим никто не будет, что смысла нет, даже если встанем на квоту, то операции я не дождусь, что никто не станет ее мне делать, придётся доживать так. Единственное, что могут дать – это направление в МОНИКИ (это центральная клиника по Московской области) к местным кардиологам, может те предложат какое-то лечение. Приёма ждать месяц.
За это время съездили в НИИ кардиологии им. Мясникова на платный приём, там сделали ЭХО и выяснилось, что за две недели фракция выброса упала до 20%. Там нам сказали, что можно поставить кардиовертер-дефибриллятор, только по этому поводу надо пройти еще одну консультацию за немалую деньгу у профессора-светилы. К светиле, конечно, мы очень хотели попасть. Для нас специально договорились принять сегодня, только врач обмолвилась, что этих кардиовертер-дефибрилляторов у них в клинике нет и они их в принципе их не устанавливают и с ними не работают, на вопрос – а нахуа тогда консультация со светилой, был ответ, мол, если уж хотите, то идите на консультацию в другие клиники, которые занимаются именно кардио-хирургией. Мы решили дождаться приёма в МИНИКИ попросить там уже направление в кардио-хирургию, куда скажут лучше.
На приеме в МОНИКИ доктор сначала возмущался, почему я самовольно ходил в НИИ Мясникова, но доводы о том, что у меня одна жизнь и я хочу знать мнения разных специалистов, его убедили. В итоге он всё списал из их заключения и из выписки районной больницы, померял мне давление и дал добро на выдачу в районной же больнице направления в НИИ Трансплантологии.
Спустя две недели я приехал на консультацию в НИИ Трансплантологии, там мне сказали молниеносно сдавать анализы на ВИЧ-RW-ГЕПАТИТ и ложиться к ним на обследование, что я и сделал. Госпитализировали меня в среду, к пятнице сказали, что фракция упала до 12% и у меня все показания к трансплантации. Жена взяла направление на квоту, которое надо было в понедельник везти в те же МОНИКИ, оформлять квоту и ставить меня в лист ожидания. Но в ночь с воскресения на понедельник появился донор, идеально подходящий мне по всем данным. Умерший человек, о котором я даже совсем ничего не знаю, подарил мне шанс на жизнь. Благодаря этому человеку, его родственникам, которые дали согласие на донорство для спасения жизни незнакомого человека и конечно же благодаря врачам из 3-го кардио-хирургического отделения НИИ Трансплантологии имени Шумакова, в моей груди бьётся сердце. Случившееся очень поменяло моё отношение к жизни и к этому миру.. Хоть бывает очень трудно и впереди еще серьезный период и долгая реабилитация, главное, что я получил шанс на жизнь, шанс быть с моей семьёй, быть хорошим отцом моему сыну, исправить все ошибки.
Спасибо, если кто дочитал до конца. Я надеюсь, что кто-то, прочитав этот пост, обратит внимание на свое здоровье и здоровье родных, как когда-то моя жена, забеспокоилась и стала действовать, прочитав здесь истории жизни других людей. Я буду счастлив, если мой рассказ сможет помочь хотя бы одному человеку.
Здоровья вам, берегите себя и своих близких!

http://pikabu.ru/story/kak_ya_spinu_lechil_ili_peresadka_serdtsa_5424872

Можно ли обсудить здесь такой сложный вопрос, как пересадка сердца?

Я понимаю, что тема не из простых. О может кто-то знает счастливые результаты пересадки этого органа, может быть заграницей? Заранее спасибо за ответы!

Эксперты Woman.ru

Узнай мнение эксперта по твоей теме

Яна Вячеславовна Ром

Психолог, Семейный консультант. Специалист с сайта b17.ru

Кирсанова Ирина Владимировна

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Бажажина Светлана Владимировна

Психолог, Коуч. Специалист с сайта b17.ru

Инна Александровна Чернышева

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Илья Лысенко

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Танкова Оксана Владимировна

Психолог, Онлайн- консультант. Специалист с сайта b17.ru

Наталья Евгеньевна Походилова

Психолог, Кинезиолог Онлайн-консультант. Специалист с сайта b17.ru

Саморуков Константин

Психолог, Консультант. Специалист с сайта b17.ru

Комарова Светлана Евгеньевна

Психолог. Специалист с сайта b17.ru

Вадим Браверман

Психолог, Энерготерапевт. Специалист с сайта b17.ru
Логичней было бы обсуждать эту тему на каком-то медицинском форуме.
Автор, милая,ну вы че, от куда здесь такие примеры, тут только прстебаться могут(
Относительно неплохие результаты у беларусов.
На запад сейчас идёт много откровенно го—-вё——ных трансплантатов из зон боевых действий (по крайней мере от косоваров шли лучше, чем сейчас), и если почка это ещё куда ни шло, максимум возврат на диализ (часть работы сделает циклоспорин как антимикробное), то с сердцем вопрос самоотбора реципиента — более актуален. Там где трансплантация наиболее показана — или нет времени, или нет совместимости, или ни кто не берётся делать; охотно, как и в любой подотрасли, берут тех, у кого показания сомнительнее, а риски меньше (вплоть до недолеченных миокардитов и тиаминодефицита, дисбаланса по вит.Д, хронических производственных отравлений); иногда при наличии показаний к кардиохирургическим манипуляциям (например резекция аневризмы, имплантация кардиовертера-дефибриллятора) вцелом, предпочтение необоснованно отдаётся трансплантации.
Я конечно понимаю, что вы несколько в ином ключе спрашиваете, но всё же расскажу вам вот что. Несколько лет назад я смотрела одну передачу о людях, которым была сделана такая операция. Передача иностранная. То ли это эксперимент был или что. В общем, у них же донорство больше развито и донорами становятся в основном погибшие молодые люди со здоровым сердцем, которые ничем не болели. И вот их близким разрешили общение с теми, кому было пересажено сердце их близкого человека. И открылась поразительная вещь, доказывающая, что наше сердце не обычный орган, а что-то в себе несущий, какую-то энергетику.
Истории разные. Например, один десятилетний мальчик после пересадки разлюбил свой любимый вид спорта и стал увлекаться тем, который любил покойный мальчик, сердце которого ему досталось. Другая женщина полностью поменяла свои вкусовые привычки и стала налегать на то, что любил мужчина, сердце которого ей пересадили, что с удивлением подтвердили его родные. Но больше всего меня поразила история про то, как одному закоренелому холостяку досталось сердце мужчины, который очень любил одну девушку. И когда ей разрешили его навещать (а ей очень хотелось увидеть человека, в котором теперь бьётся сердце дорогого ей мужчины), он к ней проникся чувством. И она подтвердила, что тоже почувствовала в нём \»родную душу\».
Ну и много всего разного. Ещё многие начинают питать глубокую симпатию к родственникам того, чьё сердце им досталось.
Я конечно понимаю, что вы несколько в ином ключе спрашиваете, но всё же расскажу вам вот что. Несколько лет назад я смотрела одну передачу о людях, которым была сделана такая операция. Передача иностранная. То ли это эксперимент был или что. В общем, у них же донорство больше развито и донорами становятся в основном погибшие молодые люди со здоровым сердцем, которые ничем не болели. И вот их близким разрешили общение с теми, кому было пересажено сердце их близкого человека. И открылась поразительная вещь, доказывающая, что наше сердце не обычный орган, а что-то в себе несущий, какую-то энергетику.
Истории разные. Например, один десятилетний мальчик после пересадки разлюбил свой любимый вид спорта и стал увлекаться тем, который любил покойный мальчик, сердце которого ему досталось. Другая женщина полностью поменяла свои вкусовые привычки и стала налегать на то, что любил мужчина, сердце которого ей пересадили, что с удивлением подтвердили его родные. Но больше всего меня поразила история про то, как одному закоренелому холостяку досталось сердце мужчины, который очень любил одну девушку. И когда ей разрешили его навещать (а ей очень хотелось увидеть человека, в котором теперь бьётся сердце дорогого ей мужчины), он к ней проникся чувством. И она подтвердила, что тоже почувствовала в нём \»родную душу\».
Ну и много всего разного. Ещё многие начинают питать глубокую симпатию к родственникам того, чьё сердце им досталось.
Автор, милая,ну вы че, от куда здесь такие примеры, тут только прстебаться могут(

http://www.woman.ru/health/medley7/thread/4640340/

Мотор в груди. Рассказ человека, перенёсшего трансплантацию сердца

35-летнего Андрея Бабенчука из г. Рубцовска Алтайского края обычная пневмония не только уложила на больничную койку, но и заставила перенести пересадку сердца. Андрей согласился рассказать «АиФ. Здоровье» о том, как врачи спасли его жизнь.

Опасные осложнения

Через две недели после перенесённой пневмонии Андрей почувствовал приступы одышки. На то, что пневмонию не долечили, не похоже, а на приёме у врача выясняется — миокардит. Взялись лечить, да не так. Антибиотики назначили, а нужна была более современная гормональная терапия. В результате появились отёки, в груди постоянно ныло, а одышка стала такой сильной, что даже путь от подъезда до машины Андрей преодолевал с трудом.
— Пошёл опять к врачу, — вспоминает Андрей, — а он смотрит на меня и говорит: у вас тяжелейшая сердечная недостаточность — дилатационная кардиомиопатия. Нужно ехать в Новосибирск устанавливать кардиостимулятор.
Поехал. Поставили. А улучшение — на какие-то полгода. Опять приходил домой бледный, с отёками, одышка без преувеличения на каждом шагу. Очередное обследование в новосибирском Центре Мешалкина показало, что заболевание прогрессирует. Необратимо. Выход остаётся только один — трансплантация.
— Чем скорее сделаем — тем лучше, — даёт заключение кардиолог Дмитрий Доронин.
— Но где же так быстро взять донорское сердце? Его можно ждать неделями, месяцами, годами.
— Пока поставим мотор на батарейках. Решайся!
Так, в сентябре 2016 года у больного сердца Андрея Бабенчука появляется спутник.

Спутник в сумке

— Прибор так и называется «Спутник». У нас в России придумали, в Московском институте электронной техники. Такие аппараты бывают большие, как тележки, а этот — маленький. Я его в сумке носил. Там пульт управления и две батареи. Если одна разряжается, то пульт начинает пиликать. А вот тут, справа, у меня дырка была, — Андрей показывает на шрам над правой поясной костью. — Через неё проходил резиновый кабель, присоединявшийся к левому желудочку и аорте.
С мотором в груди Андрей проходил четыре месяца. Одышка ушла, аритмия прекратилась. Остались отёки. Сильные, резко набранные. От них у него на всю жизнь осталась память — огромные, сейчас уже побелевшие стрии во все икры. Очень устал.

Молодое и здоровое

Растаться с мотором удалось, лишь когда для Андрея подобрали донорское сердце.
. Молодое и здоровое. Приехало из Красноярска. Больше Андрею ничего не сказали о его новом сердце, которое вот-вот должно было забиться в нём, заменив собой носимый аппарат.
Операция длилась семь часов. Очнувшись, Андрей понял, что не может ни дышать, ни говорить, ни шевелиться. Мысли в голову лезли самые ужасные: «Неужели ради такой жизни я это всё пережил?» Успокоил доктор: «Позд­равляю, легко отделался! Скоро вытащим мы из тебя интубационную трубку, и будешь ты говорить как человек, а потом и ходить научишься».
Учиться ходить заново — задачка не из лёгких. В Центре Мешалкина специально для Андрея купили тренажёр для ног. На возвращение всех навыков Андрею потребовалось два месяца. А в феврале 2016 года Андрей Бабенчук наконец получил свой долгожданный документ — выписку из истории болезни.
— Андрей, а как вы чувствуете: вы стали другим со своим новым серд­цем? — спрашиваю уже на пути к вокзалу.
Он немного помолчал, а потом ответил:
— Конечно, я стал другим. Но не потому, что сердце у меня теперь донорское, а потому, что прислушиваться я к своему мотору стал чаще.

Мнение специалиста

Врач-кардиолог кардиохирургического отделения аорты и коронарных артерий НМИЦ им. академика Е. Н. Мешалкина Дмитрий Доронин:
— К таким заболеваниям, как у Андрея, обычно предрасположены молодые люди, которые привыкли болеть на ногах. После перенесённой инфекции может появиться активный миокардит, а потом и признаки сердечной недостаточности, с которыми люди уже обращаются к врачу. Если болезнь заметили вовремя и обратились в хорошее лечебное учреждение, то прогрессирование обычно удаётся остановить. Но если опоздали — признаки воспаления ушли, а выраженное расширение камер сердца и снижение насосной функции остались, то такие больные уже попадают в профильный стационар.
В случае с Андреем нам сразу стало понятно, что нужна трансплантация. Так как в России количество доноров ограничено, мы ему поставили отечест­венный аппарат — искусственный левый желудочек сердца. Прогрессирование болезни у Андрея было стремительным, и в процессе ожидания его правый желудочек тоже перестал справляться с работой. Обычно за счёт разгрузки аппаратом функция правого желудочка подтягивается, но у него случай был очень серьёзный.

Мнение специалиста

Директор Института биомедицин­ских систем НИУ МИЭТ Сергей Селищев:
— В России 8 миллионов человек страдают от хронической сердечной недостаточности. Это самая распространённая причина госпитализации в стационары и смерти от сердечно-сосудистых заболеваний в большинстве регионов страны. Установка носимых систем вспомогательного кровообращения является альтернативой трансплантации (пересадки органов от одного человека к другому) и имеет перед ней значительное преимущество, так как в связи с противопоказаниями и нехваткой донорских органов ожидание пересадки может длиться несколько лет.
Хроническая сердечная недостаточность вызывает сильное ослабление сердечной мышцы и всего организма в целом, поэтому проводить трансплантацию таким пациентам чаще всего нельзя — пациент её просто не переживёт. Пожилым людям, например, искусственное сердце может устанавливаться пожизненно.

Цифры и факты

1. Первый в мире
Первую удачную пересадку сердца произвёл 3 декабря 1967 г. Кристиан Барнард (ЮАР). Но больной прожил лишь 18 дней после операции.
2. Поставил рекорд
Рекорд по продолжительности жизни с пересаженным сердцем принадлежит Тони Хьюзману. Он прожил с пересаженным сердцем более 30 лет.
3. Каков риск
Вероятность того, что вам потребуется пересадка сердца, составляет 1 к 3000, подсчитали учёные из США.

http://www.aif.ru/society/people/motor_v_grudi_rasskaz_cheloveka_perenyosshego_transplantaciyu_serdca

ПолонСил.ру — социальная сеть здоровья

Популярные публикации

Последние комментарии

  • Андрей Мердишев 17 января, 2:48

Две истории про людей, которым пересадили сердце

Стук чужого сердца: «Я желтый был, губы синие»

Сергей Алехин, 46 лет

Не опускал руки, хоть смерть уже подступала

Автослесарю Сергею из Самарской области восемь лет назад пересадили сердце, его дочери неделю назад тоже была сделана трансплантация сердца.
«В 38 лет резко стало плохо, в Самаре было сделано две кардиооперации. Но скоро стало понятно, что необходима трансплантация. Я уже сам по врачам и инстанциям не мог бегать, все жена делала. А ко мне практически каждый день приезжала скорая.
Генетический анализ тогда никто не делал, но у нас наследственное заболевание – у меня и мама, и бабушка от сердечной болезни умерли. И дочку одну прооперировали, сейчас приехала другая дочка, старшая, она будет за сестрой ухаживать и тоже проходить обследование. Заболевания идентичные. Так бывает, так природа распорядилась.

Но, тем не менее, врачи уже достигли такого уровня в трансплантологии органов, что можно жить с пересаженным сердцем. Ничего страшного.

Мы живем полноценной жизнью и ни в чем себе не отказываем. Но себя надо беречь, ведь врачи старались, столько в тебя вложили.

Я знаю такие случаи, когда некоторые пациенты просто переставали пить таблетки. Сами себя губят. У нас одна такая была, я не знаю, на почве чего это произошло, и вот через какой-то период времени пошло отторжение сердца, посинела вся. Еле спасли… Я просто не понимаю, как человек отказался от лекарств.
В Самаре молодой парень перестал пить таблетки, у него пошло отторжение. Может, что-то с психикой, что-то произошло в семье, не знаю. Просто тут бьешься за все, когда болеешь…
И на Крещение один искупался. Я был свидетелем, когда шесть лет назад его привезли в Центр всего синего, так и не откачали уже. Разве это трансплантологи виноваты?
Про трансплантологию я раньше мало знал, только фильмы видел, где людей воруют на органы. Это смешно, это кино, там все неправда была, но эта тема там присутствовала. А потом все на себе ощутил.

Когда мне заключение сделали «Нуждается в трансплантации», меня это шокировало. Думаю: как такое может быть? Я спортсмен, всю жизнь спортом занимался! И такая беда.

Сначала я боксом занимался, а потом мотокроссом – серьезные виды спорта. Я раньше весил 93 кг, а после операции – 48 кг. Но на мне все быстро зажило, как на собаке. Я вам сейчас покажу фото, сравните. Мне тут как будто 70 лет.

Но я не опускал руки, хотя смерть уже подступала… Мне 38 лет было, ну как же… Я желтый был. Губы синие. Я машину ставил в гараж, это пять минут от дома, и шел полчаса. Кашлять начинал, сгустки крови выходили. Мне жена клала три-четыре подушки, но спал я по 10-15 минут, и потом всю ночь просто ходил и мучился. Раз, усну, потом задыхаюсь. И все…
Жена часто скорую вызывала, мне уколы делали, и я дышал немножко. Моей жене можно просто памятник при жизни поставить. Были случаи, когда касалось таких заболеваний, что некоторых больных жены бросали.
Сюда я приехал просто на консультацию. Потом меня доктор посмотрел, понял, что я до дома уже не доеду. В Центре меня подключили к аппарату, я хоть спать начал нормально. Здесь я уже немножко ожил, сердце получше стало работать, меня раз готовили на операцию, потом отбой был. Меня прооперировали прямо на день рождения моей старшей дочери, 19 июля. Операция длилась девять с лишним часов.

Меня прооперировали на 26-й день. По тем годам я получил просто бонус. Люди, с кем я лежал, ждали доноров по 6-8 месяцев.

У меня в тот год была 13-я операция, в течение года было всего 15 операций. А сейчас по 150 делают.
За меня многие молились, многим я был нужен. Я в церкви свечки ставлю за себя и за всех родных. И за того парня, я не знаю, как его звать. Батюшка мне говорит: молись за него, как за безымянного. Царствие Небесное тому парню…

Пока в этой шкуре не побываешь, не поймешь, что это такое. У меня сейчас дочь здесь лежит. Я ее понимаю. Ей 23 года, все при родах произошло. Ее надо было кесарить, а ее напрягали, получилась перинатальная кардиопатия. Потом переросла в традиционную кардиопатию.
У меня уже внук и внучка. От сына внук, от дочери – внучка. Я живу в Самарской области, в городе Чапаевске, у нас там пересадников вообще нет. А в Самаре мы с ними встречаемся, когда анализы сдаем. У нас есть свой форум, у пересадников, мы там постоянно общаемся.
Надо отдать должное Борису Ивановичу Еремину, это мой ведущий врач, главный трансплантолог Самары. Я про него узнал, когда лежал здесь, и уже ехал к нему по направлению. Потому что есть некоторые больные, кто оперируется, даже не знают, к кому ехать. А меня в реестр занесли, все стабильно и все хорошо.
Бояться трансплантации не надо. Тут уже бояться нечего. Врачи достигли высокого уровня. Я не скажу, что это рядовая операция, но врачи берутся и добиваются хороших результатов. Валерий Иванович Шумаков, надо отдать ему должное, продвинул трансплантологию вперед, дал ей фундамент. Хотя раньше были и суды всякие у этого института, когда все начиналось.

Что касается меня, если бы я был здоровый, я бы с удовольствием отдал свои органы, чтобы помочь людям. Когда я тут лежал, у соседа статью видел про «сообразить на троих». Трем людям можно помочь после смерти – кому-то почки, кому-то сердце.

Жизнь продолжается. Нельзя унывать и руки опускать. Кто руки опускает, тот никогда ничего не добьется. Такие болезни, сами знаете, все равно какие-то ограничения по жизни дают. Тем не менее, жить нужно. Без этого никак».

Валентина Николаевна, 63 года

Сердце чувствую, его стук!

Валентина Николаевна приехала из г. Сафоново Смоленской области. Три года назад ей было пересажено сердце, два месяца назад – почка.

У Валентины Николаевны в родном Сафоново муж, две дочки, три внучки, мама 94 лет. Работала закройщицей-швеей, вышивала. Не сдаваться помогала семья, все очень поддерживали Валентину во время болезни.
А началось все с банальной одышки.

«Терапевт направил на кардиограмму, и оттуда меня сразу увезли в больницу. Два года лечили, кололи лекарства, но диагноз поставить не могли, пока в областной больнице не определили кардиомиопатию, сказали, что спасти может только трансплантация.
Там же мне дали телефон Центра трансплантологии. Я позвонила, и мне ответили, что готовы помочь, спросили, согласна ли я на пересадку сердца. Если нет, то больше года-двух никто гарантий на жизнь не даст. Мне было уже 60 лет.
Было очень страшно. И все-таки я согласилась. Ждать пришлось восемь месяцев. Жила у родственников, на улицу почти не выходила. Очень тяжело было дышать. Сердце досталось с третьего раза, сказали только, что умерший человек, чье сердце досталось мне, на 10 лет меня моложе».
Валентину Николаевну поставили в лист ожидания на пересадку почки, т.к. началась почечная недостаточность. Она снимала в Москве квартиру, ходила на диализ.
«В родном Сафоново я одна с пересаженным сердцем, там меня не то что наблюдать, дотронуться до меня боялись!

Потом уже страшно не было, все шло как надо. Врачам верила, что сделают все хорошо. Сердце чувствую, его стук!

Изменились привычки, сплю в непривычной для меня позе, изменился вкус. Почему это произошло, я стараюсь не думать. Главное – самочувствие у меня хорошее.

Не понимаю людей, кто против донорства. Их просто не коснулась эта беда. Да и не так просто стать донором – если человек за здоровьем не следит, то его органы, скорее всего, в плохом состоянии».

«132 пересаженных сердца – и мы за них отвечаем»

Заведующий кардиологическим отделением, доктор медицинских наук Алексей Олегович Шевченко объясняет, что на фоне проблем с сердцем страдают и другие органы:
«У пациента может быть первичное поражение сердца, может быть и вторичное. Но если у пациента имеется проблема с почками, пациент не погибает, без почек можно жить – есть диализ, по крайней мере.
У нас лежит молодой человек, он был рожден с синдромом Альпорта (наследственное заболевание, характеризующееся прогрессирующим снижением функции почек в сочетании с патологией слуха. – Ред.), к 20 годам у него возникли проблемы с сердцем. Когда наши коллеги-нефрологи показали нам этого пациента, привязанного к диализу, почку ему пересаживать было нельзя, потому что сердце там было огромное, измененное. И, безусловно, первым делом ему сделали трансплантацию сердца, а потом уже почки».
Директор Центра трансплантологии им. Шумакова Сергей Готье рассказывает, что сейчас стало много пациентов, которые до недавнего времени просто не могли выжить:
«И перед врачами стоит задача – как правильно таких людей вести, наблюдать, своевременно обследовать, выявлять возможные проблемы. Это обратная сторона наших успехов. Да, в этом году у нас уже 132 пересаженных сердца, но теперь мы за них отвечаем, и не только мы! И это еще одна задача – повышение квалификации наших коллег, которые наблюдают этих пациентов.

Конечно, пациенты сами должны отвечать за то, какой образ жизни они будут вести после трансплантации – это и дисциплина, и четкое принятие лекарств, и поддержание физической формы, и питание. Когда мы делаем трансплантацию ребенку, за его дальнейшее здоровье несут ответственность родители».
Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

http://polonsil.ru/blog/43893783943/next

Трансплантация сердце-легкие

Если, кто -нибудь имеет информацию по данной теме, прошу не остаться равнодушным и ею поделиться!
Всем привет! Как говорится, врага нужно знать в лицо, даже, если он и очень опасен.
Итак, мой диагноз : ДМЖП, Высокая ЛГ, дилатация левых камер сердца,ФВ на нижней границе, все это не очень хорошо и как изменить ситуацию я не знаю
Вдруг , кто-то не знает что если порок не был вовремя прооперирован в некоторых случаях (например ДМЖП) возникает высокая легочная гипертензия, в течении довольно короткого времени к сожалению становится необратимой, что лишает пациента операбельности его сердца. В таких случаях (если это гражданин РФ), как правило рекомендуют жить с этим и как бы \»не волноваться т.е. будь , что будет (+ медикаменты) , как Бог даст, что говорится. Что мы и делаем, таких тут не мало(много людей включая себя самого с подобным недугом довольно долго и 30 и 40 и 50 лет, их довольно много) а за скобками остаются тысячи нуждающихся.
Насколько мне известно в случае острой необходимости операции у этого недуга есть одно радикальное решение трансплантация комплекса сердце — легкие , по другому тоже самое называется Herz- und Lungentransplantationen или Transplantation von Herz und Lunge,
На сегодняшний день комплексная трансплантация сердце-легкие входит в ряд сложнейших процедур хирургического направления, если я не ошибаюсь, конечно, естественно это не решит всех проблем, поскольку постфактум пересадки оставляет ряд последствий с которыми приходится бороться, тем -не-менее есть реальная надежда на \»выздоровление\».
Российские врачи к сожалению в решении данного вопроса помочь могут не многим , причин масса — из-за ряда бюрократических проволочек, отсутствия бюджета на исследования и пр., но попытки уже били, вот пример: ( http://dailynewslight.ru/ru/?r=ZEhFcnB4VnhYaWhralFNbUtZZWsxMkdtOUJBNE0= ) . Это единственный успешный случай комплексной пересадки о котором официально заявлено,но может быть я ошибаюсь. Что происходит за рубежом остается только догадываться, но судя по ссылкам клиник, которые есть даже на данном ресурсе остается предполагать, что опыт шире, а квалификация в вопросе выше. (не в коем случае не хочу обижать Российскую медицину).Но и так же имеется неподтвержденная информация, что гражданам РФ вход туда закрыт, но давайте предположим, что невозможное возможно?!
Если кто-нибудь имеет хоть какую-нибудь информацию по вопросу трансплантации граждан РФ (бывших граждан РФ) на территории других стран (ссылки, информацию от знакомых или что-то еще) напишите, пожалуйста, сюда. Возможно кто-то прибывал в клиниках германии, США, или других стран и сталкивался с подобными пациентами расскажите, пожалуйста?!
Я буду очень благодарен. Возможно мы поможем кому-то еще!

http://forum.cardiomir.ru/631/16609/

Рэй Брэдбери «Пересадка сердца»

Пересадка сердца

Рассказ, 1981 год
Язык написания: английский
Перевод на русский: А. Григорьев (Пересадка сердца), 1981 — 1 изд. А. Чех (Пересадка сердца), 2006 — 3 изд. М. Воронежская (Пересадка сердца), 2017 — 1 изд.

  • Жанры/поджанры: Реализм
  • Общие характеристики: Психологическое
  • Место действия: Наш мир (Земля)( Америка( Северная ) )
  • Время действия: 20 век
  • Линейность сюжета: Линейный
  • Возраст читателя: Любой

Как часто люди не могут полюбить друг друга так, чтобы пронести эту любовь через всю жизнь, и вместо этого начинают искать кого-то другого, любовника или любовницу. Она предложила своему любовнику загадать вдвоём желание: вновь полюбить своих супругов. Если желать этого сильно, то сам Бог услышит мольбы и вернёт вам любовь.
Доступность в электронном виде:

Лекс Картер, 22 октября 2009 г.
Рассказ о любовниках с очень сильно развитым чувством вины, решивших заново влюбиться в свои законные половинки с помощью детского загадывания желаний. Произведение вовсе не фантастическое, а психологическое — желание должен загадать партнер, тем самым отпустив свою любовь. И особенно в конце видно, что никакого чуда не произошло — но оба убедили себя в том, что это так. Как происходит в красивых фильмах.
У Брэдбери очень хорошо выходят такие любопытные психологические истории на грани человеческого восприятия и волшебства, ведь сознание весьма любопытная штука. Простота изложения и внутренняя емкость детально дают представление об отношениях героев, но и как и большинство его персонажей, они остаются безымянными фигурками, с которыми приключилась история, куда интереснее, чем они сами.
Итог: психологический рассказ о том, как изменить такое сложноопределимое понятие, как «любовь» таким сложноопределимым понятием, как «желание».
evridik, 4 июля 2013 г.
Сборник «Полуночный танец дракона» стартует с реалистичных рассказов, к которым следует отнести и «Пересадку сердца». Вы не найдёте здесь фантастики, не найдёте мистики. Всё, что оттенит реализм с его печалью, это вера в чудо. По-детски наивно выглядит эта вера в исполнении двух взрослых людей-любовников, с подачи дамы решивших заново полюбить своих законных половинок, но если бы не было этой наивности, не было бы и чуда. Не было бы попытки изменить жизнь, сделать её более честной — честной не только по отношению к своим мужьям и жёнам, но и по отношению к самим себе. Если бы можно было менять себя и окружающих, просто загадав желание, вероятно, не было бы самого понятия «чудо». И «пересадка» сердца не была бы чем-то на грани невозможного.
Обман во имя любви – вот что такое этот рассказ.
Alexandre, 25 октября 2009 г.
Я просто знаю, как это хорошо, когда действительно любишь свою жену. Не удобно и безопасно (хотя и это тоже), но просто хорошо и приятно. И куча мелких радостей, вроде неожиданного поцелуя или внезапно подаренного цветка. Плюс огромное количество прекраснейших воспоминаний, которые имеют свойство согревать душу в течение всей жизни.
И, вместе с тем, если мне действительно понравилась другая женщина, если я ею увлёкся — а что такого не бывает в жизни? неужели я остановлюсь перед тем, чтобы сделать её, другую, по-настоящему счастливой, даже в ущерб своим корыстным интересам? Ведь настоящая любовь (или даже влюблённость) тем и отличается от «шалостей» на стороне, что она чиста по природе и не терпит обмана ни в чём. И поэтому мне понятен рассказ, хоть лично мне и не приходилось идти на такие жертвы, как герою. Но, в целом я понимаю и одобряю его.
Yazewa, 6 января 2008 г.
Все-таки лучшее, что есть в творчестве Брэдбери — это то, что он пишет о человеческих отношениях.
Тут и чудо, на которое способна настоящая любовь, и ложь во спасение.
vfvfhm, 11 января 2019 г.
А вот это по-настоящему хорошая взрослая история с глубиной и не выдуманной драмой. Такой Брэдбери мне больше нравится, чем когда он пишет о розовощеких карапузах. История, в которой нет простых и правильных ответов. Все равно будут боль и слезы, хорошо мы поступаем в таких ситуациях или плохо.
Мне импонирует самоотверженность героя, он не какой-то крутой мачо, просто настоящий мужчина, готовый платить честную цену за свою честную любовь.
А вот в героине сомневаюсь. Зная женщин, думаю, ей просто надоели эти отношения, и она хладнокровно распланировала прощание. А сказку про выполнение желаний она выдумала, чтобы просто подурить этому мужчине голову напоследок, ввести в заблуждение и снять с себя часть вины. А может сделать ему анестезию. Не помогло.
asb, 24 октября 2006 г.

http://fantlab.ru/work8270

Форум Нейролептик.ру — консультации психиатра онлайн, отзывы о препаратах

Пересадка сердца

Anna9 29 Сен 2011

После того, как родственница (сейчас ей 45 лет) перенесла 2 тяжелые операции на сердце, стали задумываться, что возможно может потребоваться пересадка сердца. Окончательно этот вопрос еще не решен, но на всякий случай начали изучать информацию. Нашли много информации о том, что успешно лечатся заболевания сердца и сосудов в Европе, США, Израиле, а также успешно делаются операции на сердце и пересадка сердца. На фоне других стран Израиль привлек доступной стоимостью лечения (во всяком случае так пишут). Вот, например, на этом сайте http://www.cardimedic.ru. Скажите, может кто-то сталкивался с лечением, а особенно с пересадкой сердца в Израиле или слышал достоверные отзывы тех, кто уже там лечился.

Solarlady 29 Сен 2011

Не могу сказать ничего об органной трансплантации ( в частности, о пересадке сердца). Но не так давно один из моих хороших знакомых засобирался в Израиль на операцию дробления камня, застрявшего в мочеточнике ( литотрипсию). Сама операция сложности большой не представляет ( в сравнении с пересадкой сердца), у нас в России она осуществляется в стационарных условиях и госпитализация пациента при этом — не менее 10 дней. Он списался с одной из клиник, предлагавших эту услугу. Ему быстро перезвонили оттуда. И вот что выяснилось: после операции пациент находиться несколько часов в клинике, а затем отправляется в отель и приходит уже оттуда на врачебный осмотр в течении всего времени, необходимого для наблюдения пациента. Непосвященный человек не знает, что послеоперационный период — это наиболее знАчимый отрезок времени, так как возможны различные ситуации — отхождение обломков камня и почечная колика, некоторые другие. И ситуация эта — стационарная. А израильская клиника предлагает пациенту послеоперационный период провести в отеле.
Я не провожу никакие аналогии..Но прежде, чем решиться на такое лечение за границей, надо очень хорошо выяснить все нюансы — где и сколько будет находиться пациент, как будет осуществляться подбор донора, существуют ли у них \»листы ожидания\» на донорские органы. Ведь не будет же Ваша родственница жить в Израиле и ожидать, когда появиться подходящий донор. А потом. существует такой вопрос как иммуносупрессивная терапия — когда пациенту назначают специальные препараты, подавляющие иммунный ответ, чтобы не возникло отторжения. В течении длительного времени проводиться лекарственный мониторинг для определения концентрации препарата в крови, для подбора эффективной дозы. Это потребует времени и определенных материальных затрат.
Все эти вопросы надо выяснить до принятия решения о лечении за границей.
А еще . надо посоветоваться с российскими трансплантологами. Они должны знать как их зарубежные коллеги проводят такие операции и ведут пациентов в послеоперационном периоде. В случае с моим знакомым я советовалась с нашими врачами и они мне сразу сказали об \»обратной стороне медали\» лечения за границей. Возможно, это оправдано, так как койко-день в их клиниках достаточно дорогой и пациенты быстро выписывают домой, он наблюдается амбулаторно.
Прошу прощения за такое длинное сообщение , возможно, оно будет будет расценено как офф топ. Но я думаю, мои некоторые мысли по этому поводу будут полезны для автора топика.

http://neuroleptic.ru/forum/topic/5124-%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B5%D1%81%D0%B0%D0%B4%D0%BA%D0%B0-%D1%81%D0%B5%D1%80%D0%B4%D1%86%D0%B0/

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (Поки оцінок немає)
Загрузка...
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector