КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ МЕТАФОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С СЕРДЦЕМ (на примере романа «Братья Карамазовы»)

Содержание

WEB-ресурс научно-практических конференций

Наши конференции

В данной секции Вы можете ознакомиться с материалами наших конференций
I Международная научно-практическая конференция «Лингвокогнитология и языковые структуры» (Днепропетровск, 14-15 февраля 2013г.)
Региональная научно-методическая конференция для студентов, аспирантов, молодых учёных «Язык и мир: современные тенденции преподавания иностранных языков в высшей школе» (Днепродзержинск, 20-21 февраля 2013г.)
IV Международная научно-практическая конференция молодых ученых и студентов «Стратегия экономического развития стран в условиях глобализации» (Днепропетровск, 15-16 марта 2013г.)
VIII Международная научно-практическая Интернет-конференция «Альянс наук: ученый – ученому» (28–29 марта 2013г.)
Всеукраинская научно-практическая конференция «Научно-методические подходы к преподаванию управленческих дисциплин в контексте требований рынка труда» (Днепропетровск, 11-12 апреля 2013г.)
VІ Всеукраинская научно-методическая конференция «Восточные славяне: история, язык, культура, перевод» (Днепродзержинск, 17-18 апреля 2013г.)
VIII Международная научно-практическая Интернет-конференция «Спецпроект: анализ научных исследований» (30–31 мая 2013г.)
Всеукраинская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы преподавания иностранных языков для профессионального общения» (Днепропетровск, 7–8 июня 2013г.)
V Международная научно-практическая Интернет-конференция «Качество экономического развития: глобальные и локальные аспекты» (17–18 июня 2013г.)
IX Международная научно-практическая конференция «Наука в информационном пространстве» (10–11 октября 2013г.)
Днепродзержинский технический университет , Украина
КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ МЕТАФОРЫ, СВЯЗАННЫЕ С СЕРДЦЕМ (на примере романа «Братья Карамазовы»)
За последние десятилетия растет количество исследований метафоры в современной науке. Раньше под термином метафора понимался только перенос свойств одного предмета на другой на основании общих свойств. Сейчас функции метафоры расширяются. Все больше и больше она используется в когнитивном аспекте, выполняя познавательную роль и создавая художественную картину мира. Основными предпосылками к этим событиям стали исследования ученых о метафоричности мышления человека. Американский исследователь Дж. Джейнс считал, что абстрактные концепты формируются с помощью конкретных метафор, но большинство людей не осознают метафоричности своих слов: « слова, обозначающие абстрактные понятия, как древние монеты, чье изображение стерлось от частого использования\». Эту теорию продолжили разрабатывать Лакофф и Джонсон, которые провели много исследований и определили, что «сущность метафоры состоит в осмыслении и переживании явлений одного рода в терминах и явлениях другого рода». Такой подход позволяет вывести метафору за рамки языковой системы и рассматривать ее как взаимодействие мышления, языка и культуры.
Согласно этой теории концептуальной метафоры в основе метафоризации лежит процесс взаимодействия между структурами знаний (фреймами – единица знаний, организованная вокруг некоторого понятия; и сценариями) двух концептуальных доменов – сферы-источника и сферы-мишени. Сфера-источник – это накопленный человеком опыт взаимодействия с окружающим миром, источник знаний, который формируется с помощью «схем-образов», ассоциаций. Сфера-мишень – область, в которой человеку не хватает знаний и опыта. В результате происходит однонаправленная метафорическая проекция из сферы-источника в сферу-мишень. Элементы сферы-источника структурируют менее понятную концептуальную сферу-мишень, что составляет сущность когнитивного потенциала метафоры. Предположение о том, что при метафорической проекции в сфере-мишени частично сохраняется структура сферы-источника, получило название гипотезы инвариантности. Благодаря этому свойству становятся возможными метафорические следствия, которые в метафорическом значении выражены имплицитно и выводятся на основе фреймового знания. Таким образом, когнитивная топология сферы-источника в некоторой степени определяет способ осмысления сферы-мишени и может служить основой для принятия решений и действия.
Концептуальные метафоры согласованы с определенной культурой и языком, то есть, являются неотъемлемой частью культурной парадигмы носителей языка.
Культура русского народа богатая и обширная. Красной нитью через нее проходит религиозность и связанное с ней искание абсолютного добра, сострадание, любви и всепрощения. Ф. М. Достоевский не раз писал в своих дневниках, что именно в вере и есть спасение русского народа. В своих романах он воплощал именно такую точку зрения. С помощью концептуальных метафор автор умело создает художественную картину романа и наталкивает читателя на «правильные мысли».
Частотностью употребления в романе «Братья Карамазовы» Ф.М. Достоевского отличается слово «сердце». Я только тебя ненавидел и отомстить тебе желал изо всех сил за все, но господь мой поборол диавола в моем сердце. Юн был, ребенок, но на сердце осталось все неизгладимо, затаилось чувство. Верь тому, что сердце скажет, нет залогов от небес.
Именно сердце в понимании русской культуры является центром, где решаются самые важные духовные вопросы. Сущность человека определяется тем, что вкладывается в сердце. Качества, которыми оно наделяется, являются самыми важными и не просто характеризуют человека – мы воспринимаем его именно таким, какое у него сердце. То есть сердце может представляться как «контейнер», в котором собраны человеческие качества. Метафора сердце – контейнер : Чистые в душе и сердце мальчики . Может быть случилось бы тогда страшное дело, – произошла бы может быть потеря веры в отчаянном сердце преступника.
Но благодарите творца, что дал вам сердце высшее .
Да и стыдно, Господа, у иного сердце как у Александра Македонского, а у другого как у собачки Фидельки .
Сердце он имел весьма беспокойное и завистливое .
Ну теперь, после такого вашего признания я верую, что вы искренни и сердцем добры .
Я сердцем дурная, я своевольная
Сердце может переполняться чувствами и эмоциями, у него есть признаки емкости. Метафора сердце – емкость.
Ему хотелось просить прощения, обвинить себя, – ну что-нибудь сказать, потому что сердце его было полно
Но тоска, тоска неведения и нерешимости нарастала в сердце его с быстротой непомерною
Именно сердце выбирает путь, по которому человек двигается дальше. Идея эта еще не решена в вашем сердце и мучает его. В сердце происходит настоящая борьба между добром и злом. То есть, сфера-источник: сердце – борьба. Сфера мишень:
Алеша \»пронизал его сердце\» тем, что \»жил, все видел и ничего не осудил\».
Я тебе прямо скажу: эта мысль, мысль фаланги, до такой степени захватила мне сердце , что оно чуть не истекло от одного томления.
Алеше хотелось что-то сказать, но он не находил ни одного слова. Сердце его сжималось до боли.
Давеча, еще с рассказа Алеши о его встрече со Смердяковым, что-то мрачное и противное вдруг вонзилось в сердце его и вызвало в нем тотчас же ответную злобу.
Попробуйте прочтите ему далее повесть… и пронзишь ему сердце его сими простыми сказаниями.
Зачем это он улыбается, – пронзила мне мысль эта вдруг сердце.
При виде спящей разгорелась в нем страсть, а затем схватила его сердце мстительная ревнивая злоба,
Но не чудес опять-таки ему нужно было, а лишь \»высшей справедливости\», которая была, по верованию его, нарушена и чем так жестоко и внезапно было поранено сердце его .
Вот отчего точилось кровью сердце Алеши.
Этот дикий вопрос захватил его сердце .
Алешу как бы всего покачнуло, а в сердце его , он слышал это, как бы прошло что-то острое.
Можно сделать вывод, что слова очень сильно влияют на людей и под их действием в сердце происходит борьба убеждений. Для русской культуры характерно воспринимать все сердцем и душей, переживая и переосмысляя сказанное. Именно сердцу отведена функция – решать судьбу человека и выбирать между добром и злом.
Под действием борьбы, в сердце могут происходить потрясения и перевороты.
Особенно же дрожало у него сердце , и весь как бы сиял он, когда старец выходил к толпе.
И в сердце его шевельнулось сострадание .
Лучи Света, Просвещения и Силы текут из очей его и, изливаясь на людей, сотрясают их сердца ответною любовью
Не знаю я, не ведаю, ничего не ведаю, что он мне такое сказал, сердцу
сказалось, сердце он мне перевернул.
Сердце в русской культуре воспринимается как дар, поэтому отголоски метафоры «сердце – дар» четко прослеживаются в романе.
Но она отдала уже свое сердце другому, одному знатному не малого чина военному,
Но благодарите творца, что дал вам сердце высшее , способное такою
Берегите же народ и оберегайте сердце его .
Но не все, что в сердце человеческом, можно узнать, поэтому в русской культуре сердце отождествляется с тайной. Метафора сердце – тайна.
Все равно, он свят, в его сердце тайна обновления для всех,
То-то и есть, что вся любовь, таившаяся в молодом и чистом сердце его ко \»всем и вся\»…
Я теперь до вашего прихода лежала здесь, ждала, думала, судьбу мою всю разрешала, и никогда вам не узнать, что у меня в сердце было.
Очень часто в сердце бушуют настоящие пожары и кипят страсти. Причем от злости сердце именно кипит, а от любви загорается. Метафора сердце – очаг.
И вообще все это последнее время какой-то глубокий, пламенный внутренний восторг все сильнее и сильнее разгорался в его сердце .
Сердце его загорелось любовью ,
Поцелуй горит на его сердце , но старик остается в прежней идее.
Солнце любви горит в его сердце ,
Что-то горело в сердце Алеши , что-то наполнило его вдруг до боли, слезы
восторга рвались из души его
Все, что угасло было в его сердце и затихло, разом воскресло и поднялось.
Странное дело: в его сердце вдруг закипела какая-то бессмысленная и
чудная досада на то, что ее тут нет.
Здесь она наконец или не здесь?\» злобно закипело у него в сердце
И от этого злое чувство закипело в его сердце.
Таким образом, на основании своего опыта, человек использует метафоры для передачи своих ощущений и эмоций, которые происходят в сердце, даже не осознавая метафоричности своего мышления. Сердце на самом деле истекает кровью, переворачивается, закипает от злобы. И мы воспринимаем эти метафорические понятия – концепты, потому, что они существуют в нашей понятийной системе и характерны для нашей культуры.
Список использованніх источников :
1. Достоевский Ф.М. Братья Карамазовы / Ф.М. Достоевский . – Л . , Наука, 1976.
2. Лакофф Дж . Метафоры, которыми ми живем / Дж. Лакофф , М. Джонсон . – М., 1990 .
3. Пименова М.В. Душа и дух / М.В. Пименова // Особенности концептуализации. – Кемерово, 2004 .

http://www.confcontact.com/20110929/fl_polayk.php

Метафора как средство обогащения художественного текста (на материале пьесы Б. Шоу \»(Heartbreak House), Дом, где разбиваются сердца\»

Метафоричность названия как путь к раскрытию идеи пьесы

Переходя непосредственно к вопросу метафоричности языка художественного произведения в оригинале, мы можем опираться на приведенные выше утверждения, ставя их в защиту выбора драматургии Б. Шоу, а именно пьесы \» Дом, где разбиваются сердца \» как объекта исследования. При изучении исследовательских работ по творчеству Б. Шоу можно наблюдать основную тенденцию выявления отличительных свойств стиля в его пьесах и, в частности, в пьесе \»Дом, где разбиваются сердца\». Однако совокупность языковых приемов, включая, конечно, и образные, которые обуславливают символичность пьес великого драматурга, во всех работах рассматривается очень сжато и сводится, в основном, к объяснению названий драм. Это явление наблюдается повсеместно, особенно при исследованиях литературных трудов зарубежных авторов. И это, как восклицал великий критик (10), на фоне всеобщего всё возрастающего интереса к образным средствам языка. Исходя из этого положения, мы можем утверждать, что новизна нашей работы состоит в лингвостилистическом изучении ранее неизученного материала, то есть идейной драмы Б. Шоу \»Дом, где разбиваются сердца\», на предмет выявления слов и свободных словосочетаний с метафорическим содержанием.
В целом, наше исследование языковых единиц с метафорическим значением будет лежать в плоскости стилистической семасиологии. В этой отрасли лингвистических наук производится анализ различных фигур речи (в частности тропов) с точки зрения свершающихся в них семантических преобразований и их стилистической функции. Семантическая трактовка материала позволяет рассматривать в этом плане фигуры речи любой грамматической природы, то есть без влияния того, выражены ли они отдельным словом, словосочетанием, а возможно и целым предложением. Название пьесы — \» Дом, где разбиваются сердца \» уже содержит в себе словосочетание с метафорическим значением — мы, конечно, имеем ввиду словосочетание \» разбиваются сердца \». Это пример простой метафоры, как называет этот тип И.В. Арнольд (2). Однако мы не будем рассматривать исследование И.В. Арнольд как базисное для характеристики метафор, лишь вскользь затронем основное простейшее разделение слов и свободных словосочетаний с метафорическим значением. В приведенном выше анализе английского варианта пьесы это выражение, \»Дом, где разбиваются сердца\» пишется в два слова: \»Heartbreak House \». Это показательный пример с точки зрения сравнительного анализа двух языков. Английское словообразование коренным образом отличается от аналогичного процесса русского языка по той простой причине, что английский язык — это язык аналитический, а русский язык относится к языкам флективным.
Но вернемся непосредственно к определению компонентов метафоры \»разбиваются сердца\». Слово \»сердце\», по нашему мнению, является носителем образности, так как употреблено Б. Шоу не в прямом \»буквальном \» значении, а в образном, следовательно, в метафорическом. Вообще выражения такого типа как \»ты разбил мне сердце \», \» разбитое сердце\», наиболее близкие рассматриваемому варианту, и выражения \»сердце плачет\», \»сердце стонет \» являются довольно часто употребляемыми как в прозе, так и в поэзии, а половину из представленных вариантов, можно найти во фразеологическом словаре. Мы считаем излишним здесь приводить пример использования какого — либо из данных выражений в произведениях писателей и поэтов. Образ любящего сердца, разбитого сердца и т.п., это частые характерные образы в творчестве любого литератора, трудящегося на \»писательской ниве\». Следовательно, мы выяснили, что приведенная метафора не является авторским окказионализмом, а совсем наоборот, она представляет собой яркий пример поэтической метафоры (соотносительно с классификацией О.С. Ахмановой [5]. Иначе говоря, эту метафору можно назвать образной общеязыковой, точнее общестилистической метафорой переносный, образный характер которой ясно ощущается говорящим.
Выбор такой ярко образной метафоры, включенной в название, не является случайным для автора. Шоу сам замечает это в предисловии к пьесе, говоря, что в драме он показывает две противопоставленные друг другу силы. Аллегорически их можно назвать \» Heartbreak House \» и \» Horseback Hall\» (\»Дом, где разбиваются сердца\» и \»Манеж, где объезжают лошадей\»). Обитатели \»Дома\» — интеллигенты, обитатели \»Манежа\» — дельцы. Общественная борьба рисуется драматургом как столкновение этих двух сил.
Совершенно очевидно, что метафорическое прочтение выражения \»разбиваются сердца\» отличается от буквального: выражение, которое в своем буквальном значении используется для физических характеристик предположим, больных людей, при образном прочтении выделяет иной класс неживых предметов, однако имеющих в своей семантике намек на бытие, в результате чего ни один из предметов, относящихся к классу внутренних органов не может быть выделен таким же способом как \»сердце\», выражая при этом ту же мысль.
Соотнося исследуемый языковой образный компонент — метафору \»разбиваются сердца\» с теорией М. Блэка (9), мы можем выделить так называемый \»фокус\» метафоры и его окружение — \»рамку\». И далее мы сделаем попытку объяснить почему данная \»рамка\» в сочетании с данным \»фокусом\» дает метафорическую образность.
Итак, согласно субституциональной концепции, фокус метафоры (т.е. явно метафорическое слово, вставленное в рамку прямых значений слов) служит для передачи смысла, который в принципе мог бы быть выражен буквально. Мы можем заключить, что фокус данной метафоры — слово \»сердце\». Автор использует его вместо другого ряда понятий (надежды, ожидания, чаяния, и т.п.), которые являются абстрактными в отличие от вполне материализованного понятия \»сердце\». Слово является заместителем (или средством передачи) не отдельного впечатления, полученного в прошлом, но сочетания общих характеристик \» [17, с.46]. Это утверждение Айвора А. Ричардса и есть общая формулировка образования метафоры.
Второй компонент простой по структуре метафоры — \»разбиваются\» соответственно является рамкой. Новый, иной контекст слова \»сердце\», то есть фокуса метафоры, вызывает расширение значения фокусного слова посредством \»рамки\». Слово, служащее фокусом метафоры не изменило своего значения в \»системе общепринятых ассоциаций\» [1, с.165], оно лишь расширило свое значение. Возьмемся пояснить вышесказанное: на ум читателя сразу же приходит \»аналогия\», но более внимательное рассмотрение метафоры показывает, что одной аналогии совсем недостаточно: изменение значения происходит через контекстуальную обусловленность в широком смысле слова \»контекст\». Из этого следует, что говоря о метафорическом словосочетании \»разбиваются сердца \», мы должны принимать во внимание и все остальное \»окружение\» — то есть полностью название пьесы \»Дом, где разбиваются сердца\». В защиту только что приведенного расширенного варианта метафоры мы можем выдвинуть следующее высказывание Э. МакКормака: \»Метафора во всей своей красоте может реализоваться лишь посредством расширенного коррелята\» [34 с.88]. В нашем случае коррелят выражен термином \»рамка\». Весь эстетический манифест Б. Шоу может быть выведен в следующих словах:. “Выразительность утверждения — вот альфа и омега стиля\». Стиль для Шоу — это, прежде всего мысль, которая вбирает жизнь, возвращая ей реалистичные образы, влияющие на сознание людей. Этот переход к проблеме образности и стиля вообще неслучаен в нашей работе. Образ — источник основных семиотических понятий, структура которых создается взаимодействием принципиально разных планов — плана выражения и плана содержания. Метафора очень часто определяется через апелляцию к образу, создаваемому переносным значением языковых единиц. Этот образ в узком смысле служит композиционным моментом при создании образа литературного героя, персонажа, а иногда и художественного символа — как в нашем случае. Образ дома, где разбиваются сердца как юных, так и более зрелых людей создан Б. Шоу не без помощи метафорического переноса, который служил \»орудием\» образности и символизма наряду с другими тропами. Возьмем в доказательство строки Н.И. Исачкиной: \»Символика Шоу двойственна — зачастую она не только позволяет закрепить в образной форме широкие социальные обобщения, но и маскирует противоречия и недоумения драматурга\» [18, с.53]. Далее Н.И. Исачкина в своей исследовательской работе по творчеству Б. Шоу комментирует употребление понятия \»heartbreak\». Она говорит, что оно приобретает особое звучание в контексте всей пьесы. Тему \»разбитого сердца\» Шоу трактует в двух планах: в житейском, когда причиной \»heartbreak, а\» выступает неудачная любовь, и в философском, когда его причиной оказывается историческое безвременье. Обобщив все высказывания, приведенные ранее, мы можем нарисовать следующую картину: понятие \»Дом, где разбиваются сердца\» (\»Heartbreak House\») метафорично в силу переносного, образного значения понятия \»сердце\», которое служит фокусным моментом и при известном контекстуальном расширении образует такое значение, которое с одной стороны обусловлено развитием пьесы, название которой и есть рассматриваемая метафора, а с другой стороны раскрывает образное, в какой — то мере даже философское понятие \»Дома\», как расширенного значения.

http://studwood.ru/1390908/literatura/metafora_sredstvo_obogascheniya_hudozhestvennogo_teksta_materiale_pesy_heartbreak_house_razbivayutsya

Большое сердце – не метафора, а тревожный знак

Большое сердце – не метафора, а тревожный знак
Большие люди умирают рано. Это не просто слова – это грустная статистика, и связана она с весом. Я неслучайно использовал слово «большие», а не «толстые», поскольку дело не только в жире, но и в избыточной мышечной массе. И проблема тут общая – гипертрофия, увеличение массы и объемов сердца.
Многие крупные мужчины «в самом расцвете сил» пали жертвами синдрома внезапной смерти. Она часто приходит ночью, во сне. Но может также настигнуть на ходу, или в покое, или за столом. Сердце однажды вдруг останавливается, и никого не оказывается рядом, чтобы хотя бы попытаться его запустить. Так умер известный американский актер Майкл Кларк Дункан (Джон Коффи из фильма «Зеленая миля»). Так умер спортсмен Владимир Турчинский (Динамит).
Смерть Владимира Турчинского отчасти коснулась меня и моей профессии, потому что некомпетентные журналисты, жаждущие откопать «жареную» тему, связали гибель спортсмена с назначенным ему курсом плазмафереза. Скандал вокруг этой темы вынудил меня написать статью по следам разговора с одним из вменяемых журналистов, умеющих не только слушать, но и думать, а также понимать сказанное.

Похожие главы из других книг

Большое вытягивание для женщин

Большое вытягивание для женщин Женщины также должны практиковать большое вытягивание, используя влагалище для всасывания энергии Ян из полового члена мужчины. Подробное описание этого метода для женщин будет приведено в следующей книге автора, «Совершенствование

Большое вытягивание и мастурбация

Большое вытягивание и мастурбация Метод большого вытягивания хорошо работает для одинокого мужчины, который или не может найти женщину-партнера, или желает оставаться безбрачным. Мужчины, которые имеют женщину, также могут вначале предпочесть тренировку наедине. Я на

Знак черты

Знак черты В древних ритуалах и обрядах присутствует некий тайный рубеж, который еше называют знаком черты. Этот знак распространен во всех мистических учениях, например, в шаманизме. Путешествующие по миру духов знают, что есть некая граница, переход которой не позволит

Тревожный сигнал

Тревожный сигнал Когда вашей спине нужна врачебная помощь? Тогда, когда вы испытываете следующее:• боль в спине появляется неожиданно и без видимой причины;• боль в спине сопровождается другими симптомами, например высокой температурой, спазмами желудка, болью в груди

Тревожный звонок

Патологическое спортивное сердце, или изменения в сердце при синдроме физического перенапряжения

Патологическое спортивное сердце, или изменения в сердце при синдроме физического перенапряжения В результате интенсивных физических нагрузок в сердце происходят определенные изменения. Большинство регулярно тренирующихся спортсменов имеют редкий пульс, пониженное
Большое «О» Оргазм – это здорово, никто не спорит. И многие люди придают ему огромное значение. Важно понимать, что иногда при сексе «пенис в вагине» оргазма вообще не происходит, и особенно это касается женщин. Большинству женщин нужно чувствовать себя очень

Глава 1. Зрение как метафора

Глава 1. Зрение как метафора Загляните в глаза человеку, и вы увидите, кто он есть на самом деле. Мы можем изображать на лице улыбку и говорить то, что хотят услышать другие, но правда всегда остается в наших глазах. Глаза не могут солгать. Глаза — это органы внешнего

1-й тип (Луна в Овне) – тревожный

1-й тип (Луна в Овне) – тревожный Люди этого типа тревожны, мнительны и беспокойны. Они как будто заранее предвидят неблагоприятное течение заболевания, постоянно думают о возможных осложнениях, а любое лечение считают неэффективным и опасным.Иными словами, они всегда

Третий день. Знак – золотое солнце

Третий день. Знак – золотое солнце Утром последовательно выполните:? упражнение «Радуга»;? упражнение «Здравствуй, утро»;? упражнение «Азбука»;? процедуру «Чистка лимфатических сосудов»;? процедуру «Контрастный душ»;? процедуру «Ванночки для глаз с настоем ромашки

Тренинг «Знак в овале»

Тренинг «Знак в овале» Эти упражнения особенно полезны при близорукости, дистрофии сетчатки, глаукоме, косоглазии.Упражнения способствуют развитию чувствительности центральной ямки (макулы) сетчатки, увеличению остроты зрения и улучшению кровоснабжения

Пищевые наркотики — это не метафора

Пищевые наркотики — это не метафора Как вы думаете, какие продукты можно считать наиболее «наркотическими», вызывающими удовольствие и привыкание?Это очень важно понять, прежде чем мы начнем рассматривать вопросы сыроедения. Ведь оказывается, что большинство самых

Главный тревожный звонок

Главный тревожный звонок Думаю, что если бы я хоть иногда занимался бы спортом — хотя бы бегал трусцой по утрам — то наверняка всю тяжесть положения осознал бы значительно раньше. У меня была бы одышка, терялась бы выносливость, и присутствовали любые другие симптомы

Шум в ушах — тревожный симптом

Шум в ушах — тревожный симптом Сердечно-сосудистые заболевания поражают не только сердце. Они действуют и на слух. Иногда, правда, и слух у пожилых людей находится в пределах нормы, но периодически возникает боль в ушах. Обследование врача, процедуры по промыванию не

Похвала – большое удовольствие!

Похвала – большое удовольствие! Не люблю, когда меня хвалят: всегда недооценивают. Похвала мотивирует очень сильно. Есть и более мощные психологические методы воздействия, но похвала отличается ещё и доступностью и простотой. И похвалить себя за хорошую тренировку или

Сбой в обмене веществ – тревожный сигнал

Сбой в обмене веществ – тревожный сигнал Нарушения метаболизма – серьезнейшая проблема для человека. Ее ни в коем случае нельзя недооценивать! Ведь сбой в процессе обмена веществ приводит к расстройству внутренней гармонии организма и к различным заболеваниям. Каждая

http://med.wikireading.ru/35208

Сердце остановилось метафора

15 января Много бесплатных online мастер-классов по ЕГЭ-2019! Подключайся!
25 декабря На нашем сайте размещён курс русского языка Людмилы Великовой.
– Учитель Думбадзе В. А.
из школы 162 Кировского района Петербурга.
Наша группа ВКонтакте
Мобильные приложения:
«В тексте И. Грековой, рассказывающей историю врача Киры Петровны, сплетаются в неразрывное целое лаконичность диалогов двух героев и более развёрнутые, тонкие, выразительные описания.Среди лексических средств стоит обратить внимание на такие тропы, как А______ (предложение 38) и Б______ (предложение 39). Особую выразительность приобретает и такой приём, как В______ (\»рентгены\» в предложении 33, \»вверх\» в предложении 47), а также такое синтаксическое средство, как Г______ (предложения 6, 7, 8)».
1) лексический повтор
4) ряды однородных членов предложения
Запишите в ответ цифры, расположив их в порядке, соответствующем буквам:
(1)Я стояла в ординаторской, смотрела на фикус и думала о своих пациентах.
– (2)Кира Петровна! (3)О чём вы так задумались?
(4)Обернулась. (5)Рядом стоял доктор Чагин – низенький, массивный человек, зав. отделением травматологии и ортопедии.(6)Тяжёлое, крупное, волевое лицо с янтарными, пронзительными, немигающими глазами. (7)Железно-седые, густые волосы враскидку каким-то острым клювом сходятся на лбу. (8)Общее впечатление – недоброй, умной, насупленной птицы.
(9)Он стоял, опершись на палку, кряжистую, витую, с загнутой ручкой. (10)Говорили, что потерял ногу на войне. (11)И, что ещё страшнее, – семью. (12)В больнице Чагин держался особняком, дружбы, даже приятельства ни с кем не заводил. (13)Всех тут звали по имени-отчеству, а его почему-то не Глеб Евгеньевич, а доктор Чагин. (14)Замкнут, ироничен, опрятно одет.
(15)Стояли мы с ним у кадки с фикусом. (16)Этот фикус был особенный. (17)На его верхушке красовался свежий зелёный побег – третий за зиму.
– (18)Что это вы так пристально разглядываете? – спросил Чагин.
– (19)Да вот на фикус смотрю.
– (20)Что же вы в нём усмотрели?
– (21)Упрямый субъект. (22)В книге «Комнатные растения» сказано: если срезать побег у верхушки, фикус начинает ветвиться. (23)А этот – ни в какую. (24)Стрижём его, стрижём. (25)А он всё растёт в одном направлении
– (26)Черта, достойная уважения, – серьёзно ответил Чагин. – (27)Его урезали, его искалечили, а он всё остаётся собой.
(28)С того нашего разговора прошло много времени. (29)И я, врач, после сложного перелома бедра оказалась пациентом. (30)Несколько операций, много боли, вытяжение, костыли. (31)Сначала лежала в больнице в Москве, потом отправили в родной город. (32)Доктор Чагин – именно ему предстояло заниматься моим дальнейшим лечением.
(33)Снова рентгены, анализы, опять рентгены. (34)Снова гимнастика, физиотерапия. (35)Снова костыли, от которых невыносимо болели плечи.
(36)Примерно месяц я пробыла в родной больнице. (37)И вот Чагин пригласил меня в свой кабинет – поговорить. (38)Мне показалось, что сердце моё остановилось. (39)Кабинетик крохотный, совсем игрушечный, всё впритык: стол, топчан, кресло.(40)Сели.
– (41)Помните, – начал он, – наш разговор в коридоре у фикуса?
– (42)Не помню. (43)Какой фикус? (44)Какой разговор?
– (45)А я помню. (46)Фикус – упрямый, стойкий. (47)Его стригут, укрощают, калечат, а он растёт всё в том же направлении –
вверх, вверх и вверх.
(48)Я вспомнила всё это. (49)И поняла, зачем Чагин позвал меня.
– (50)Сращения нет? – всё же спросила я с крупицей надежды.
– (51)Сращения нет. (52)И новая операция вряд ли что-нибудь даст.
– (54)Полной реабилитации ждать нельзя. (55)Частичная возможна.
(56)Всё это зависит от Вас.
– (57)Значит, до конца – на этих костылях?
– (58)Может быть, без них, с палкой. (59)Хожу же я с ней. (60)С работой справляюсь. (61)Значит, справитесь и вы.
(62)Я закрыла лицо руками.
– (66)Самое главное – не впадать в отчаяние, не жалеть себя. (67)Не замыкаться в собственных бедах. (68)Не обижаться на весь мир, а продолжать жить. (69)Человек, если он стоит этого имени, – хозяин своих настроений. (70)Это я вам говорю как врач врачу. (71)И как калека калеке.
(72)Вот оно, это страшное слово – калека. (73)Сколько раз говорила его сама себе. (74)Всё ещё надеясь, не веря, что навсегда. (75)Впервые услышала его от другого человека. (76)Пошатнуло, но не сбило с ног.
(77)Отняла руки от лица. (78)Взглянула прямо в глаза Чагину. (79)Даже улыбнулась.
– (80)Молодец, – сказал он. – (81)Фикус.
* И. Грекова — литературный псевдоним; настоящее имя — Елена Сергеевна Вентцель (1907–2002) —русский прозаик, советский математик, автор учебников по теории вероятностей и исследованию операций, доктор технических наук, профессор.
«В тексте И. Грековой, рассказывающей историю врача Киры Петровны, сплетаются в неразрывное целое лаконичность диалогов двух героев и более развёрнутые, тонкие, выразительные описания. Среди лексических средств стоит обратить внимание на такие тропы, как А метафора (предложение 38) и Б литота (предложение 39). Особую выразительность приобретает и такой приём, как В лексический повтор (\»рентгены\» в предложении 33, \»вверх\» в предложении 47), а также такое синтаксическое средство, как Г ряды однородных членов (предложения 6, 7, 8)».
Метафора – скрытое сравнение.
Лексический повтор – повторение в речевом отрывке отдельных слов.
Ряды однородных членов – наличие в предложении нескольких групп однородных членов, например, однородных определений и однородных обстоятельств в предложении 7.

http://rus-ege.sdamgia.ru/problem?id=12834

Большое сердце — не метафора, а тревожный знак

Большое сердце — не метафора, а тревожный знак
Большие люди умирают рано. Это не просто слова — это грустная статистика, и связана она с весом. Я неслучайно использовал слово «большие», а не «толстые», поскольку дело не только в жире, но и в избыточной мышечной массе. И проблема тут общая — гипертрофия, увеличение массы и объемов сердца.
Многие крупные мужчины «в самом расцвете сил» пали жертвами синдрома внезапной смерти. Она часто приходит ночью, во сне. Но может также настигнуть на ходу, или в покое, или за столом. Сердце однажды вдруг останавливается, и никого не оказывается рядом, чтобы хотя бы попытаться его запустить. Так умер известный американский актер Майкл Кларк Дункан (Джон Коффи из фильма «Зеленая миля»). Так умер спортсмен Владимир Турчинский (Динамит).
Смерть Владимира Турчинского отчасти коснулась меня и моей профессии, потому что некомпетентные журналисты, жаждущие откопать «жареную» тему, связали гибель спортсмена с назначенным ему курсом плазмафереза. Скандал вокруг этой темы вынудил меня написать статью по следам разговора с одним из вменяемых журналистов, умеющих не только слушать, но и думать, а также понимать сказанное.
Известно, что любой спорт, относящийся к силовым (там, где присутствуют гипернагрузки), весьма негативно отражается на здоровье атлета. Что происходит с организмом?
Как мы знаем из курса физиологии, постоянные нагрузки приводят к гипертрофии — разрастанию. Это касается не только мышц, но и сосудов, их питающих, и нервов, ими управляющих. Ведь понятно, что при росте одной только мышечной массы возникают постоянный голод, недостача кислорода, а при замедленном росте нервных волокон запаздывает реакция. Поэтому гипертрофию можно разделить на два типа: физиологическую — рабочую и ускоренную — спортивную или даже косметическую, когда спортсмена интересуют не функциональные способности организма, а его презентационные качества — внешний вид.
Имеются в виду анаболические стероиды?
В первую очередь. Ведь чем отличается гипертрофия физиологическая от спортивной — анаболической? Если в первом случае рост мышечной массы идет за счет размножения клеток-миоцитов и увеличения в них миофибрилл, а пропорционально росту ткани идет рост сосудов и нервной иннервации, то при ускоренном росте, стимулированном анаболиками, количество клеток почти не растет — увеличивается число миофибрилл в клетках, увеличиваются сами миоциты в объеме, а это не одно и то же. Внешне такие люди могут выглядеть схоже, однако в кровообращении, в реакции эндокринной и нервной систем имеются большие отличия.
Насколько эти отличия существенны для человека?
Отличия проявляются в первую очередь в выносливости. Ведь рабочая гипертрофия говорит сама за себя: это результат образа жизни и труда. Организм не просто вынужден быть выносливым — он рос в этой зависимости. Я не скажу, что это безвредно. Но все-таки это физиологичнее, чем искусственно надутые мышцы спортсменов, увлекающихся стероидами. Прежде всего очевидно, что правильное развитие всех систем обеспечивает функционирование организма «без ошибок». Да, масса тела велика, сердцу приходится работать с удвоенной нагрузкой, но скорость газообмена в тканях, нормально снабжающихся кровью, значительно выше. Избыточная масса тела — а у спортсменов-экстремалов и бодибилдеров она, хоть и не за счет ожирения, все равно избыточная — приводит к повышенной нагрузке на сердце.
Избыточная масса есть и у спортсменов? Не только у полных?
Конечно. Просто мышцы — нужная ткань, а жир — балластная. Но избыток массы тела все равно есть. Как есть и повышенная потребность в кислороде, а следовательно — и постоянная нагрузка на сердце, даже в покое. С годами эта нагрузка приводит к гипертрофии сердца, а не только мускулатуры рук и ног. Ведь очевидно: если есть стимуляция роста мышц, то и сердечная мышца ей подчинена. Процесс гипертрофии, который наблюдается при приеме анаболиков, происходит и с мышцей сердца. То есть мышечная масса этого органа растет: при рабочей гипертрофии — за счет размножения клеток, а при анаболической — за счет увеличения их объема, тогда как число клеток не растет.
В чем же суть этих отличий?
Прежде всего в том, что при росте массы сердца за счет увеличения его объема растет и такая система, как проводящая. То есть комплекс клеток, управляющих автоматической работой сердца и проведением импульсов в предсердия и желудочки.
При рабочей гипертрофии проводящая система растет вместе с мышечной тканью за счет размножения клеток, то есть скорость проведения импульсов не изменяется.
А вот при анаболической гипертрофии надутая мышечная ткань растаскивает клетки проводящей системы. При этом увеличивается сопротивление и, как следствие, — замедление импульсов. При расшифровке ЭКГ это указывается как «нарушение внутрижелудочковой проводимости». И хотя у здоровых и сильных спортсменов большинство врачей поначалу воспринимают это как норму, на самом деле это тревожный звоночек.
Что же тревожного? Чем опасен этот признак?
Если скорость проведения замедлена, но не вышла за пределы физиологической нормы, в общем, ничем страшным это не грозит. Но, как вы понимаете, электрофизиология — лишь один из методов диагностики, а генерация импульсов, их проведение — только надводная часть айсберга под названием гипертрофия миокарда. Как и весь организм, сердце питается глюкозой и жиром, дышит кислородом и должно хорошо снабжаться кровью. Рассказывая о гипертрофии мышц, я неслучайно упомянул, что мышцы нужно снабжать кровью и сосуды должны расти вместе с мышечной тканью. При анаболической гипертрофии миокарда сосуды растут медленнее сердечной мышцы. Ведь рост сосудов зависит не от массы сердца, а от количества клеток. А у спортсменов, принимающих анаболики, число клеток меньше. То есть сосудов, питающих сердце, недостаточно.
И какая связь между проводящей системой и кровоснабжением сердца?
Связь самая непосредственная. Клеткам проводящей системы так же нужно есть и дышать, как и всему организму. Но при недостаточном кровоснабжении они начинают плохо работать.
Прежде всего это проявляется в нарушении проводимости, возникновении блокад (возможно, слышали о ножках пучка Гиса?), как более тяжелое осложнение развиваются различные виды аритмии. От экстрасистол — внеочередных сокращений сердца — до мерцаний, трепетаний и фибрилляций.
Звучит довольно угрожающе. А слово «фибрилляции» знакомо по известному прибору — дефибриллятору. Это так серьезно?
Это очень серьезно! Если на экстрасистолы, особенно единичные, сам человек и даже врачи-кардиологи особого внимания не обращают: есть нормативы на их количество в сутки, то такие нарушения ритма, как мерцательная аритмия, пароксизмальная тахикардия или брадикардия с частотой пульса меньше 46 ударов в минуту, — это очень серьезно и порой смертельно опасно. Но главную опасность представляет так называемая спонтанная остановка сердца — возникновение мелковолновой фибрилляции, когда сердце фактически не качает кровь. Это приводит к смерти в течение 4–5 минут. Причем все происходит на фоне абсолютного здоровья и практически бессимптомно.
Это и есть синдром внезапной смерти?
Конечно. При вскрытии потом не обнаруживается никаких изменений в миокарде: ни тромбозов, ни ишемий — ничего, с чем можно было бы связать смерть. Человек перед смертью может не успеть ничего сказать или только пожалуется на внезапные слабость и темноту в глазах, после чего потеряет сознание.
Но его еще можно спасти?
Если рядом окажется тот, кто умеет оказывать помощь в таких ситуациях. В противном случае человек обречен. Очень часто свидетели подобных эпизодов теряются, мечутся, вызывают «скорую». Это все бессмысленно.
А что же делать?
Внезапная остановка сердца, по сути, никогда не бывает истинной остановкой — асистолией. Чаще всего развивается фибрилляция — частые и неэффективные сокращения предсердий и желудочков. Остановить их и позволить сердцу заработать в нормальном ритме можно коротким сильным ударом в грудину. Когда больной лежит на спине, руками, сжатыми наподобие кувалды, надо нанести сильный удар в самую середину — между межключичной ямкой и мечевидным отростком грудины. Удар наносится один раз
Таким образом можно спасти жизнь?
Не стоит питать иллюзий, но шанс спасти человека есть, и грех его не использовать.
Сколько времени качать? Пять минут, десять, полчаса?
Критерием эффективности реанимации являются узкие зрачки глаз. Пока они не расползлись почти во всю радужку, нужно качать: значит, мозгу кислорода хватает и развитие отека ему не грозит. Конечно, кроме мозга, страдают и другие системы, но они более живучие. Поэтому примем за правило: качаем до приезда службы 03 или спасателей.
Что ж, это понятно. Давайте подведем итог: гипертрофия сердца при увлечении экстремальными видами спорта, бодибилдингом, тяжелой атлетикой, особенно с использованием анаболиков, смертельно опасна?
Именно так. Врачам XIX века было хорошо известно такое явление у борцов и цирковых атлетов (которые в те годы не знали анаболиков), как гипертрофия сердца и ее осложнение — дилатация желудочков, то есть расширение полости и ослабление сердечного выброса. Даже если спортсмену удалось уцелеть после внезапной остановки (фибрилляции) сердца, его проблемы не закончились. К 60–65 годам его поджидают дилатация желудочков и сердечная недостаточность. В позапрошлом столетии это называли «бычьим сердцем». Подобный больной обречен на тяжелые страдания: постоянную нарастающую одышку, перегрузку печени, асцит, возможно, цирроз. Прибавьте к этому токсическое действие на печень анаболических гормонов. Такой судьбы я не желаю никому.
Весьма мрачную картину вы нарисовали. Что же делать?
Прежде всего — думать. Когда молодой человек выбирает вид спорта — думать. Нужно ли ему так сокращать свою жизнь, рисковать здоровьем и становиться инвалидом к 45 годам? Статистика неумолима. Максимальная продолжительность жизни у «силовиков» и экстремалов — 60 лет. Это даже при условии, что они не используют анаболики. А найдите таких.

http://librolife.ru/g4330837

Развернутая метафора или Как попасть \»живой стрелой\» в сердце читателя

Без метафор художественную литературу (как классическую, так и современную) представить было бы сложно. Именно метафоры можно отнести к центральным тропам, используемым в композиции. Подобные риторические конструкции дают возможность сделать любое повествование реалистичным, передать определенную эмоциональную гамму читателю.
Многократные психологические исследования подтвердили, что именно метафорические образы сильнее всего отпечатываются в памяти человека. Именно при помощи такого ассоциативного ряда читатель может воссоздать в мыслях картину прочитанного.
Настоящей «королевой бала» является развернутая метафора. Она дает возможность передать одновременно целый набор образов, а через них – некую мысль или идею. Развернутая метафора последовательно осуществляется на протяжении большого фрагмента текста. Нередко литераторы используют данный прием для словесных игр, например, используя метафорическое значение слова или выражения по соседству с прямым для получения комического эффекта.

В отличие от других троп, позволяющих сделать литературную речь выразительнее, метафора может существовать как отдельное явление, когда она становится эстетической самоцелью автора. В этот момент суть высказывания теряет свое решающее значение, на первый план выходит то неожиданное значение, новый смысл, который оно приобретает за счет использования метафорического образа.
Само значение слова «метафора» уходит корнями во времена Древней Греции. Переводится это слово как «переносное значение», что вполне объясняет саму суть тропа. К слову сказать, античная литература была более богата эпитетами, нежели метафорами. Тем не менее, в творчестве Пиндара, Эсхила, Гомера и многих других выдающихся фигур мира литературы того времени данные приемы используются весьма активно. Примечательно то, что некоторые произведения (в частности, речь идет о мифологии древних греков) можно смело назвать олицетворением того, как может выглядеть развернутая метафора. Ведь абсолютно каждый образ, вне зависимости от того, шла ли речь о каком-либо из божеств или их действиях, нес в себе некий подтекст, аналогию с жизнью простых смертных.

Никакой другой прием не может настолько живо передать читателю картину, представшую глазам или воображению автора, как развернутая метафора. Примеры ее использования можно отыскать как в классической античной литературе, так и в более поздней. Не упустили из вида данный прием и наши соотечественники. К примеру, развернутая метафора стала одной из главных отличительных черт творчества Сергея Есенина («Погаснет день, мелькнув пятою златою. », «У плетня заросшая крапива обрядилась ярким перламутром…», и т.п.). Настоящим мастером метафор был небезызвестный Оскар Уайльд.
Истинные мастера слова нередко комбинируют в своих творениях развернутую и индивидуально-авторскую метафору. Именно это способно придать любому произведению, стихотворному либо прозаическому, уникальный колорит и атмосферу.

http://fb.ru/article/57565/razvernutaya-metafora-ili-kak-popast-jivoy-streloy-v-serdtse-chitatelya

Вместилища чувств: соматические метафоры в русском и английском языках Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Преснякова Н. А.

Рассматриваются наименования отдельных частей тела как вместилища чувств (эмоций). Автор останавливается на двух важнейших в этом плане рядах метафор с опорным словом голова/head и сердце/heart . Фразеологические единицы русского и английского языков проанализированы с точки зрения символизации или определенных человеческих эмоций.

Похожие темы научных работ по языкознанию , автор научной работы — Преснякова Н.А.,

Текст научной работы на тему «Вместилища чувств: соматические метафоры в русском и английском языках»

ВМЕСТИЛИЩА ЧУВСТВ: СОМАТИЧЕСКИЕ МЕТАФОРЫ В РУССКОМ И АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ
Псковский филиал Санкт-Петербургского государственного университета сервиса и экономики
Parts of the body are viewed as receptacles of feelings (emotions). The author studies two most important metaphors with a prop words a head / голова and a heart / сердце. Phraseological units of the Russian and English languages are analysed in terms of symbolization or some human emotions.
Ключевые слова: голова/head, сердце/heart, соматические метафоры, фразеологические единицы
Соматизмы — названия частей человеческого тела (от греч. «сома» — тело) давно изучаются лингвистами в разных аспектах. Особый аспект их исследовании состоит в выявлении их возможностей в метафорическом обозначении эмоций. Материал английского и русского языков показывает, что некоторые соматизмы в выражениях с семантикой эмоций выступают как локализаторы: в душе покоя нет, в голове неразбериха, мороз по спине дерет, hump one’s back — ‘разозлиться, рассердиться’ (локализа-тор эмоций — спина); make smb ’s brain reel — ‘поразить, изумить, ошеломить кого-л. (локализатор — мозг)’; rub(scratch) the elbow — ‘радоваться’ (локализатор — локоть). Эти факты приводят к мысли, что в языковой картине мира разных народов некоторым частям тела отводится роль вместилища чувств. Результаты сопоставления названных языков в этом отношении излагаются в этой работе. При этом мы остановимся на двух соматизмах — сердце / heart и голова / head, которым в языковой картине мира отводится роль вместилищ разных чувств.
Материалом исследования послужили данные картотеки, составленной на основе ряда авторитетных русских и английских словарей и справочников [1-10], а также электронные базы данных — British National Corpus [11] и «Национального корпуса русского языка» [12], содержащие каждый более 100 миллионов примеров употреблений слов в устной и письменной речи разных стилей всех возрастов и социальных слоев.
Показатели выборки, которая насчитывает 600 фразеологизмов: 295 английских и 305 русских, свидетельствуют о том, что наиболее частотными соматическими компонентами являются «голова» (22 единицы в английском языке, 23 — в русском) и «сердце» (86 — в английском, 64 — в русском).
Названия частей тела имеют символическое значение в разных культурах с древнейших времен.
Сердце — символ во многих культурах. В русской культуре это место локализации эмоций. Интересно, что в китайской наивной картине мира эмоции локализуются в почках, в африканской — в печени и в носу, во французской — в селезенке [13]. Участвуя в выражении различных эмоций, лексема сердце объединяется с различными предикатами в метафорическом значении: сердце бьется, поет, закипает, сжимается, рвется, дрожит, пышет, загорается, сплющивается, замирает, отцветает, цепенеет, разрывается, заходится, сжимается, закатывается и т. д. [14].
Сердце как символ в русском языке явление более многоплановое, чем в английском: это не только средоточие чувств, желаний и настроений человека, но и центр интуиции, центр не только сознания, но и бессознательного, не только души, но и тела, центр греховности и святости, центр мышления и воли, т. е. центр всего человеческого.
Сердце является центром сосредоточения большого спектра эмоций: «радость» — сердце (душа) радуется, с легким сердцем (с легкой душой); «гнев» — держать сердце на кого-л, срывать сердце, с сердцем; «страх» — с упавшим сердцем, сердце дрогнуло; «спокойствие» — отлегло (отошло) от сердца, с легким сердцем; «страдание» — сердце кровью обливается, сердце (душа) надрывается (разрывается (на части)); «беспокойство» — принимать близко к сердцу, брать (хватать) за сердце и т. д.
Данный соматизм в составе фразеологизмов широко употребляется в классической и современной русской литературе. Например, Э.Г.Казакевич в повести «Звезда» пишет: «И думаю я про вас, товарищ лейтенант Травкин, и про товарищей моих в моем взводе, вспоминаю наши боевые дела, а главное — мучения ваши и как вы бьетесь за нашу великую родину, и сердце обливается кровью [12].
В русском языке слова сердце и душа часто используются как взаимозаменяемые, потому что душа воспринимается русскими как внутренний психический мир человека, в котором локализуются его переживания, чувства, настроения. Душа и сердце — «органы», ответственные за психические состояния человека, а духовность и сердечность — основополагающие черты русской нации. Отсюда и фразеологизмы войти в сердце (душу), скребет на сердце (на душе), не по сердцу (по душе), сердце (душа) не на месте, кошки скребут на сердце (душе), сердце (душа) уходит (ушла) в пятки и др. Яркой иллюстрацией данного факта является следующий пример: Ф.М.Достоевский в «Бесах» употребляет соматизм «сердце»: «Я ей простил ее хохот, потому что у ней у самой скребет на сердце», а А.С.Макаренко в «Педагогической поэме» употребляет в том же значении лексему «душа»: «Когда скребет на душе» таких, как Белухин, жить еще можно» [12].
С.Г.Тер-Минасова [15] отмечает, что огромное количество фразеологизмов со словом душа крайне редко имеет в английском переводе soul в качестве эквивалента. В нашей выборке имеется только одно соответствие открыть душу — to unbosom one’s soul, в
остальных случаях в английском языке либо имеются аналоги русским фразеологизмам с компонентом heart, либо эти фразеологизмы являются безэквивалентными.
В английской картине мира heart обозначает средоточие эмоций и символизирует чувства, переживания, настроения: cheer (delight, gladden, rejoice, warm) the cockles of one’s heart — ‘радовать сердце, радовать кого-л.’ (эмоция «радость»); lie (heavy) at smb’s heart — ‘тяготить душу’ (эмоция «беспокойство»); set one’s heart at rest — ‘ успокоиться, перестать волноваться, беспокоиться’ (эмоция «спокойствие»). Английские писатели активно используют эту лексему. Так, Эмили Бронте в книге «Джейн Эйр» передает с ее помощью эмоцию «страдание»: «I know he\’s doing God\’s work, but it will break my heart to see him leave!; and she broke down in tears»; а Чарльз Диккенс в романе «Оливер Твист» выражает испуг главного героя, употребив данную лексему следующим образом: «. when he showed his nose in a shop? They talked about the beadle — which brought Oliver’s heart into his mouth. » [11].
Объединяясь с разными предикатами, лексема heart образует метафоры с разными значениями, понятные каждому носителю языка, каждой языковой личности. По утверждению В.А.Масловой, этот факт определяется тем, что в основе таких метафорических переносов лежат архетипы и мифологемы, которые регулируют метафорические употребления [16]. Так, например, мифологема «чувства = жидкость» взята из библейской мифологии, она порождает образ чаши из которой пьет человек, переживая чувства: it makes the heart bleed — ‘сердце кровью обливается’, in the fullness of one’s heart — ‘от полноты чувств’, сердце кровью обливается — ‘невыносимо тяжело от душевной боли’.
Сердце — «орган» любовной привязанности: отдавать сердце, завоевать сердце, follow the dictates of one’s heart — ‘испытывать сердечное влечение’, win smb’s heart — ‘добиться чьей-л. любви’. Сердце символизирует искренность: от всего сердца, с открытым сердцем, with all one’s heart — ‘всем сердцем, искренне’. С сердцем связывают понятия совести, доброты: отлегло от сердца, a kind heart — ‘доброе сердце, мягкосердечие’, my heart smote me — ‘испытывать угрызения совести’. Сердце олицетворяет «центральную» мудрость, мудрость чувства в противовес рассудочной мудрости головы. Оба способа разумны, но сердце — это еще и сострадание: one’s heart goes out to — ‘от души сочувствовать кому-л.’, one’s heart warms towards her — ‘кто-л. от души сочувствует ей’.
Голова в современном представлении — центр переработки информации. В понимании древнего человека все, что связано с головой, соотносилось с небом и его главными объектами — солнцем, луной, звездами. Мифологема головы — «солнца» легла в основу таких фразеологических единиц, как голова идет кругом, голова горит, голова закружилась. Следует отметить, что основная масса русских фразеологизмов с компонентом голова почти утратила связь с данными мифологемами.
Наше исследование показало, что «голова» в русском языке обозначает эмоции «беспокойство»,
«отчаяние»: брать в голову — ‘беспокоиться’, вешать голову — ‘приходить в уныние, отчаяние’, голова болит — ‘кто-л. волнуется, беспокоится’, хвататься за голову — ‘приходить в ужас, отчаяние’; «раздражение»: морочить/заморочить голову, голова горит, бросаться/броситься в голову; «угроза»: сорвать голову, не сносить головы; «любовь»: кружить голову, терять голову и др. Писатели используют данный соматизм для передачи разных чувств и эмоций. В качестве примера можно привести выражение из книги Галины Щербаковой «Армия любовников»: «Черным по белому было написано, что некий немолодой и вдовый, как бы из маркизов, обеспеченный так, чтоб не брать в голову проблему мыла, свечей и керосина, жаждет любви славянки-блондинки без детей, не выше сорока пяти лет». Эдвард Радзинский в книге «Княжна Тараканова» пишет: «О, вы, французы, умеете терять голову не теряя!». А.Ф.Писемский в романе «Взбаламученное море» так передает «отчаяние»: «Он поутру прямо и проворно прошел в галерею; в двух комнатах останавливался перед каждою картиной, справляясь с каталогом, делал глубокомысленную мину, записывал у себя что-то такое в книжке; в третьей начал он хвататься за голову; с каталогом уж более не справлялся, и наконец следующие комнаты прошел совершенно быстро и сел против Мадонн» [12].
В английском языке эти эмоции также имеют отражение во фразеологизмах с данным компонентом: bother (trouble)one’s head about (over) smb — ‘ тревожиться, беспокоиться, волноваться о ком-л’; hang (down) one’s head — ‘приходить в уныние, отчаяние’; draw (anger, scorn) upon one’s head — ‘вызвать чьей-л. гнев, заслужить чье-л. презрение’.
Среди аналогов русских фразеологизмов, содержащих компонент «голова», обозначающих эмоцию «спокойствие», в английском языке встречается компонент «мозги»: не брать в голову — ‘сохранять спокойствие’, have one’s brain on ice — ‘сохранять ледяное спокойствие’.
В английском языке соматизм «голова» в ряде случаев обозначает эмоцию «любовь», что свидетельствует о том, что для англичан голова — не только средоточие рассудка, но и «аналог сердца», т. е. выступает и в качестве вместилища души, средоточия чувств: be head and (over) ears (be over head and ears) (in love) — ‘быть по уши влюбленным’; head over heels (over head and heels) in love — ‘по уши влюбиться’, turn one’s head — ‘вскружить голову’. Ноэла Барбер в книге «Другая сторона рая» пишет: «It wasn’t just the usual liaison: the two of them fell head over heels in love» [11]. В русском языке этот соматизм тоже способен передавать «любовь», но количество соответствующих фразеологизмов существенно меньше.
Итак, проведенное исследование подтверждает, что закрепление за определенным органом (сома-тизмом) роли вместилища эмоций является одной из особенностей языковой картины мира. Рассмотрение символической ценности названий частей тела для носителей обоих языков позволило раскрыть некоторые особенности культуры народов, выявить куль-
турную информацию, закодированную в компонентах фразеологизмов. Компоненты сердце / heart и голова / head имеют сходное значение в обоих языках, что объясняется универсальностью данных слов-символов, общностью ассоциативно-образного мышления и наличием общих логико-фразеологических идей у носителей английского и русского языков. Однако прослеживается и национально-культурное своеобразие употребления данных соматизмов в сфере выражения эмоций.
1. Алефиренко Н.Ф., Золотых Л.Г. Фразеологический словарь: Культурно-познавательное пространство русской идиоматики. М.: ЭЛПИС, 2008. 472 с.
2. Большой англо-русский фразеологический словарь: Ок. 20 000 фразеолог. ед. / А.В.Кунин. 6-е изд., исправл. М.: Живой язык, 2005. 944 с.
3. Лубенская С. И. Русско-английский фразеологический словарь. М.: Языки русской культуры, 1997. 1056 с.
4. Словарь образных выражений русского языка / Т.С. Аристова, М.Л.Ковшова, Е.А.Рысаева и др. / Под ред. В.Н.Телия. М.: Отечество, 1995. 368 с.
5. Словарь современных английских идиом / Сост. Т.Г.Солом-ник. СПб.: Золотой век, 2003. 416 с.
6. Фразеологизмы в русской речи: Словарь-справочник / Сост. Н.В.Баско. М.: Флинта: Наука, 2002. 272 с.
7. Фразеологический словарь русского языка / Сост. Л.А.Войнова и др.; Под ред. и с послесл. А.И.Молоткова. 7-е изд., испр. М.: Астрель: АСТ, 2006. 524, [4] с.
8. Яранцев Р. И. Словарь-справочник по русской фразеологии: Ок. 800 фразеологизмов. М.: Рус. яз., 1981. 304 с.
9. Addison Wesley. Longman Idioms Dictionary. England: Longman Limited, 1998. 398 p.
10. Ammer Christine. The American Heritage dictionary of idioms. USA, Boston: Forbes Inc., 1997. 1197 р.
11. http://www. natcorp.ox.ac.uk
13. Маслова В.А. Лингвокультурология: Учеб. пособие для вузов. 3-е изд., испр. М.: Академия, 2007. С.138.
15. Тер-Минасова С.Г. Язык и межкультурная коммуникация. М.: Слово, 2000. С.167.

http://cyberleninka.ru/article/n/vmestilischa-chuvstv-somaticheskie-metafory-v-russkom-i-angliyskom-yazykah

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (Поки оцінок немає)
Загрузка...
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector